Час пик
Быстрый переход:




Николай Берлинский: «Есть такое «мнение»…» | Страница 1




Вчера в Литературном музее прошла работа выездного заседания общественно-политического объединения «Украинский форум», посвященная обсуждению Национальной Стратегии развития страны до 2015 года. Эту тему развивает и выступление старшего научного сотрудника Одесского филиала Института биологии южных морей, океанолога, кандидата географических наук Николая Берлинского по проблемам, связанным с возобновлением эксплуатации канала «Дунай-Черное море», которое мы публикуем сегодня.

 

Дискуссии о необходимости восстановления судоходства через собственный участок украинской дельты Дуная продолжаются свыше десяти лет. При этом за малым исключением, все признают право Украины на это.

Пятнадцать лет назад, в 1993 году прекратил существование украинский судовой ход через рукав Прорва, и для проводки судов в украинские порты Измаил, Рени Килия начали использовать румынский судовой ход по Сулинскому рукаву. 

Прорва, вследствие естественных геологических процессов, находится в стадии прогрессирующего отмирания, поэтому реанимация трассы по данному направлению была бесперспективна. Анализ гидрологических и морфологических характеристик всех рукавов Килийской системы показал, что в наибольшей степени для судоходства подходит Быстрый, расположенный в Старостамбульской системе рукавов.

Его природные глубины находятся в пределах 12‑14 метров. Уже одно это обстоятельство свидетельствует о том, что здесь не требуются дополнительные дноуглубительные работы, что важно как с экономической, так и с экологической точек зрения.

Особого внимания заслуживает и другой факт: по данным наблюдений почти за полвека (начиная с 1958 года), сток воды в рукаве Быстрый находится в стадии активизации. Это означает постепенное, из года в год, возрастание его объемов, обуславливающее длительную перспективу развития судоходства. Для его организации по данному рукаву и выхода в море требуется только одно: вскрыть бар (приустьевое мелководье — ред.) на взморье. Иными словами — от устья Быстрого до моря необходимо прорыть короткий морской, так называемый «подходной» канал длиной 3,4 км по прибрежному мелководью. Вот, по большому счету, и все, что нужно было сделать.

С точки зрения экологии, преимущества реализации данного проекта, казалось бы, не вызывали сомнений. Об этом же свидетельствовала и оценка воздействия на окружающую природную среду (ОВОС) этого проекта, которая выполнялась в Одесском филиале Института биологии южных морей (Оф ИнБЮМ) НАНУ при участии сотрудников Дунайского биосферного заповедника (ДБЗ) под руководством автора данной статьи. После положительной экологической экспертизы первая стадия проекта была реализована в сжатый период с мая по август 2004 года. Важно отметить применение современных щадящих технологий (заслуга немецкой фирмы «Джозеф Мебиус», выполнявшей дноуглубление баровой части взморья Дуная), существенно ограничивающих как во времени, так и в пространстве негативное воздействие на морскую среду и ее обитателей. Это подтверждается и результатами экологического мониторинга, начавшегося параллельно с инженерными работами.

Возникает естественный вопрос: в чем тогда собственно проблема, если вариант трассы ГСХ приемлем как с инженерной, так и с экологической точек зрения?

Дело в том, что буквально перед началом реализации проекта в академических институтах (прежде всего, в Оф ИнБЮМ и ДБЗ) отношение к нему неожиданно и радикально изменилось — с положительного на отрицательное. Главным аргументом вдруг появившихся противников стало пересечение Быстрым территории заповедника.

Странно, но факт: географическое расположение рукава никогда никого не смущало, в том числе и руководителей указанных выше учреждений, вдруг обнаруживших, что он «неправильно себя ведет». Как это ни парадоксально, но именно эту «позицию» почему-то поддержали в Президиуме НАНУ, мнение которого в дальнейшем представлялось как мнение всей отечественной науки. И хотя оно ни на чем не было основано, это не мешало Академии всячески препятствовать строительству канала, одновременно формируя предвзятое общественное мнение по данному вопросу. Именно так оно и формировалось, в частности, благодаря публикациям члена-корреспондента НАНУ Б. Данилишина в СМИ (в 2004‑2005 годах), а впоследствии, практически слово в слово повторилось в обращении Президента Академии Б. Патона к премьеру Ю. Еханурову в 2006 году.







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>