Час пик
Быстрый переход:




Сороковые роковые | Страница 1

Автор: Записал Андрей Потылико




Ветеран Великой Отечественной войны В. Г. Буянский хорошо известен в Рени и как один из самых уважаемых в районе фронтовиков, и как историк. Но сегодня мы решили побеседовать с ним не о развитии оборонительных и наступательных операций и не о хронологии и статистике военных событий. Мы говорили о человеческом измерении войны. И, как думается, не ошиблись в выборе ракурса.

 

Василий Григорьевич, как Вы оказались на фронте? По призыву или добровольцем?

Во время разгула сталинских репрессий моего отца забрал НКВД. Ему припомнили то, что до службы в бригаде Котовского, в возрасте 18 лет, он какое-то время числился в войсках УНР. Мать умерла очень рано. Что было делать без родителей? И я добровольно отправился в детский дом, оставив сестру с бабушкой — двоих внуков она просто бы не подняла.

Десять классов закончил как раз перед войной, в 1941 году. Призвать меня не могли, так как мне еще не исполнилось 18 лет. Но в 1942 году я просто пошел прямо в зону боевых действий — на Юго-Западный фронт. Можно сказать, напросился. Попал в 43‑й артиллерийский полк 15‑й Гвардейской дивизии. Зачислили меня в батарею тяжелых 120‑милиметровых минометов. Командир батареи спросил: «И что ты, хлопец, можешь?». Я показал аттестат зрелости — в артиллерию малограмотных не брали. Кроме того, я довольно серьезно занимался спортом и был хорошо физически развит. По бегу, прыжкам и стрельбе у меня были высокие разряды. За хорошую стрельбу даже значок имел. Все это я и представил командиру. Он дал мне карабин и велел продемонстрировать свое умение. Дело было в лесочке. На дерево повесили немецкую каску, отсчитали двадцать шагов и приказали стрелять. Я попал в цель с первого раза. Командир похвалил мой выстрел и дал команду старшине выдать мне обмундирование. Так я стал солдатом.

Меня сразу назначили в боевой минометный расчет. Он состоял из командира, наводчика, заряжающего и других «исполнителей». Мне доверили дергать за шнур срабатывающего механизма. Но я хотел быть наводчиком — это было более сложное и ответственное дело. Начальство пошло мне навстречу, я стал активно учиться и уже через три месяца полностью освоил эту воинскую специальность.

Вы попали в действующую армию совсем еще молодым человеком, сами пришли на фронт. В свои 18 лет Вы вообще осознавали, что такое война? Как вы ее воспринимали: как некую романтику, тяжелую работу или страшное испытание?

Может быть, поначалу и был романтизм, но в первую очередь я ощущал чувство долга: надо воевать. Моим девизом стали слова поэта: «…Нынче я в ответе за Отчизну, за народ и за все на свете».

Вы помните свое боевое крещение?

Каждый воин его помнит. Это был тяжелый бой, когда немцы быстро засекали наши огневые точки и метко подавляли их ответным огнем. Лупили они и по нашей батарее, подключили авиацию. В такие минуты у любого нормального человека возникает страх. Ничего постыдного в нем нет — нормальная реакция психики, инстинкт самосохранения. Весь вопрос в том, что в конечном итоге победит: страх — тебя, или ты — его. Я сумел перешагнуть через страх, и с тех пор даже в жутких ситуациях оставался сильнее его.

Настоящее боевое крещение меня ждало в Сталинграде, в 1942 году. То был самый тяжелый период для наших войск. За сорок дней в июне-июле мы отступили на 650 километров… Наш полк менял позиции, и тут, в голой степи, где спрятаться негде, на нас налетело 48 немецких штурмовиков. Самым страшным были не столько удары с воздуха, сколько то, что вражеские самолеты включали оглушительно громкие сирены. Это была еще и психическая атака на советских солдат.

Когда спасение казалось уже невозможным, я спрятался в большую воронку от авиабомбы. И хотя она не была гарантией защиты, я смог таки подавить в себе шок и выстоять.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>