Час пик
Быстрый переход:




Сороковые роковые | Страница 1

Автор: Записал Андрей Потылико




Ветеран Великой Отечественной войны В. Г. Буянский хорошо известен в Рени и как один из самых уважаемых в районе фронтовиков, и как историк. Но сегодня мы решили побеседовать с ним не о развитии оборонительных и наступательных операций и не о хронологии и статистике военных событий. Мы говорили о человеческом измерении войны. И, как думается, не ошиблись в выборе ракурса.

 

Василий Григорьевич, как Вы оказались на фронте? По призыву или добровольцем?

Во время разгула сталинских репрессий моего отца забрал НКВД. Ему припомнили то, что до службы в бригаде Котовского, в возрасте 18 лет, он какое-то время числился в войсках УНР. Мать умерла очень рано. Что было делать без родителей? И я добровольно отправился в детский дом, оставив сестру с бабушкой — двоих внуков она просто бы не подняла.

Десять классов закончил как раз перед войной, в 1941 году. Призвать меня не могли, так как мне еще не исполнилось 18 лет. Но в 1942 году я просто пошел прямо в зону боевых действий — на Юго-Западный фронт. Можно сказать, напросился. Попал в 43‑й артиллерийский полк 15‑й Гвардейской дивизии. Зачислили меня в батарею тяжелых 120‑милиметровых минометов. Командир батареи спросил: «И что ты, хлопец, можешь?». Я показал аттестат зрелости — в артиллерию малограмотных не брали. Кроме того, я довольно серьезно занимался спортом и был хорошо физически развит. По бегу, прыжкам и стрельбе у меня были высокие разряды. За хорошую стрельбу даже значок имел. Все это я и представил командиру. Он дал мне карабин и велел продемонстрировать свое умение. Дело было в лесочке. На дерево повесили немецкую каску, отсчитали двадцать шагов и приказали стрелять. Я попал в цель с первого раза. Командир похвалил мой выстрел и дал команду старшине выдать мне обмундирование. Так я стал солдатом.

Меня сразу назначили в боевой минометный расчет. Он состоял из командира, наводчика, заряжающего и других «исполнителей». Мне доверили дергать за шнур срабатывающего механизма. Но я хотел быть наводчиком — это было более сложное и ответственное дело. Начальство пошло мне навстречу, я стал активно учиться и уже через три месяца полностью освоил эту воинскую специальность.

Вы попали в действующую армию совсем еще молодым человеком, сами пришли на фронт. В свои 18 лет Вы вообще осознавали, что такое война? Как вы ее воспринимали: как некую романтику, тяжелую работу или страшное испытание?

Может быть, поначалу и был романтизм, но в первую очередь я ощущал чувство долга: надо воевать. Моим девизом стали слова поэта: «…Нынче я в ответе за Отчизну, за народ и за все на свете».

Вы помните свое боевое крещение?

Каждый воин его помнит. Это был тяжелый бой, когда немцы быстро засекали наши огневые точки и метко подавляли их ответным огнем. Лупили они и по нашей батарее, подключили авиацию. В такие минуты у любого нормального человека возникает страх. Ничего постыдного в нем нет — нормальная реакция психики, инстинкт самосохранения. Весь вопрос в том, что в конечном итоге победит: страх — тебя, или ты — его. Я сумел перешагнуть через страх, и с тех пор даже в жутких ситуациях оставался сильнее его.

Настоящее боевое крещение меня ждало в Сталинграде, в 1942 году. То был самый тяжелый период для наших войск. За сорок дней в июне-июле мы отступили на 650 километров… Наш полк менял позиции, и тут, в голой степи, где спрятаться негде, на нас налетело 48 немецких штурмовиков. Самым страшным были не столько удары с воздуха, сколько то, что вражеские самолеты включали оглушительно громкие сирены. Это была еще и психическая атака на советских солдат.

Когда спасение казалось уже невозможным, я спрятался в большую воронку от авиабомбы. И хотя она не была гарантией защиты, я смог таки подавить в себе шок и выстоять.







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>