Час пик
Быстрый переход:




Вперед, в новоевропейское стадо! | Страница 1

Автор: Андрей Соломиенко, студент 6-го курса Одесского Медицинского университета




Базой была любая школа

Многие сейчас называют Советский Союз самой научной цивилизацией мира. И это во многом правда. Традиционно культура классифицируется на элитарную («высокую») и массовую («низкую»). СССР представлял собой первое, и по сути единственное в ХХ веке, общество, где высокая культура стала культурой масс. Этот феномен был связан с формированием всеобщей системы образования, а точнее — просвещения, и последовательной идеологией общедоступности любого образовательного уровня и направления. Иначе говоря, все было направлено на поиск и воспитание талантов в «стране мечтателей, стране ученых». База для карьеры физика-ядерщика или дипломата закладывалась в любой, в том числе и сельской школе.

 

Еще не все продали…

«Помнится, либералы более всех ратовали за вступление в Болонский процесс — одно это должно бы насторожить, ведь они всегда учили, что главное для России — через силу, через голову, наизнанку вывернувшись, быть как все. Даже в том случае, когда то, что мы имеем (имели), при всех огрехах, явно лучше, чем у собравшихся в новоевропейское стадо. Всякий, кому доводилось читать лекции в западных школах, знает, как поднимаются волосы на голове от вопиющего невежества большинства тамошних студентов… Причина проста. Когда мои европейские коллеги узнавали, что у нас на одного-трех пятикурсников приходится один преподаватель, они в тоске заламывали руки: у них-то один преподаватель на тридцать-сорок душ, ибо университету нужно исправно платящее за учебу студенческое месиво».

В. Глазычев, социолог

 

Сказки о том, что «Болонская система» предполагает простоту трудоустройства за границей — полная небылица. Взаимного и автоматического признания дипломов на всей территории Болонского процесса не предполагается и экзамены «на адекватность» все равно придется сдавать.

 

Масштабы ущерба, которая наносит «Болонская система» отечественному образованию, никто всерьез не просчитывал, но уже сейчас можно сказать главное: фундаментальна наука уступает соображениям сиюминутной выгоды. В таких условиях новые Ньютоны и Ломоносовы уже просто не появятся. В этой 2лодке2 для них места нет.

 

Из классического образования навсегда уходит личность и базовые отношения «учитель-ученик», «преподаватель-студент». В результате мы получим хорошо структурированное «стадо», обладающее элементарными знаниями и ограниченными «техническим заданием» навыками работы для того, чтобы выполнять роль «винтиков» в механизме тотальной торговли всем и вся.

 

Вступая в «Болонский процесс» мы сознательно или бессознательно демонтируем всю систему отечественного образования, признанную лучшей в мире. Беда состоит в том, что ровно через десять лет на месте разрушенного храма науки мы уже никогда не сможем построить новый, потому что навсегда исчезнет не только «фундамент», но и весь «строительный материал».

 

«Болонская конвенция», подписание которой послужило толчком для нововведений в системе образования, до сих пор остается для нас, студентов, тайной за семью печатями. Ее текст отсутствует в компьютерных правовых системах, и даже в Интернете, в том числе, на сайтах Минобразования, найти его я смог с большим трудом.

В прошлом году было опубликовано несколько «пособий», призванных разъяснить общественности суть Болонского процесса. Но и там не нашлось места для нормативной базы. Это вызывает подозрение, что документ от нас скрывают.


Приложив некоторые усилия, законодательство по Болонскому процессу я, все же, случайно обнаружил. Оказалось, что Болонской конвенции в природе не существует, а основными документами процесса являются Великая хартия университетов (Болонья, 1988 г.), Лиссабонская конвенция (1997 г.), Сорбоннская декларация (Париж, 1998 г.) и Болонская декларация (1999 г.). Эти и другие тексты существуют в электронном виде на английском и русском языках. Изучение их дает возможность не только понять смысл энтузиазма европейских стран, но и оценить необходимость реформ, внедряемых украинскими чиновниками.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>