Час пик
Быстрый переход:


Когда хоронят в цинковых гробах.

gruz200.com



Зубрежка или мышление? | Страница 1

Автор: Владимир Медведев, ректор Одесского института предпринимательства и права




Необходимость введения государственной системы независимого оценивания уровня подготовки выпускников школ не вызывает сомнений хотя бы потому, что она уже давно успешно функционирует во многих развитых странах. Поэтому речь идет не о том — быть или не быть системе тестирования, а о другом: какой именно она должна быть, чтобы идти на пользу и личности, и обществу, и государству.

 

К сожалению, сегодня можно констатировать: та система, которая предложена сейчас в Украине, подготовлена поспешно, неквалифицированно и чисто формально.

Прежде, чем вводить обязательное тестирование, которое, понятно, должно базироваться на учебных программах школы, следовало сначала разобраться с самими программами, с перечнем дисциплин, выделить в них: а) общеобязательный компонент; б) компоненты, которые будут изучать дети, имеющие интерес и способности к определенным предметам.

Далее следовало принять концептуальное решение: что именно является целью тестирования, ради чего оно будет проводиться, и, следовательно, что именно и как следует проверять.


 

Что мы проверяем?

 

Поскольку по результатам тестирования должно проводиться зачисление в вуз, то главная цель — выявление готовности и способности абитуриента к обучению в высшей школе.

Далее следует решить, что именно мы подразумеваем под готовностью к обучению. Да, не удивляйтесь — этот вопрос ключевой. В стране, которая ставит перед собой цель достичь высокого уровня развития во всех сферах, готовность к обучению в вузе должна определяться не столько объемом фактических знаний, сколько способностью пользоваться ими, умением логически мыслить, делать самостоятельные выводы или хотя бы понимать тексты учебников по специальности.

То есть, тесты, прежде всего, должны определять уровень способностей абитуриента к дальнейшему обучению.

Сегодняшние тесты перенасыщены фактическим материалом, который, во-первых, быстро забывается (к примеру, огромное количество дат исторических событий), и, во-вторых, именно по этой причине не может быть критерием глубоких знаний или способностей абитуриента. Чего только нет в этих тестах — они перегружены вопросами, которые не обязательно знать даже специалисту среднего уровня данной отрасли.

Все это явилось логическим продолжением нашей школьной программы, перегруженной второстепенным материалом и, самое главное, не направленной на развитие личности.

Но есть еще один лозунг, под которым проводился поспешный переход к внешнему тестированию — уничтожение коррупции в вузах. Это довольно упрощенный подход — хотя бы потому, что пока не отработаны на практике более-менее надежные организационные методы недопущения (а реальнее — ограничения) коррупции при тестировании. Вводить эту систему только ради того, чтобы очаги коррупции перекинулись из вузов в центры тестирования, не имело никакого смысла. Между тем, уже сейчас упорно ходит информация о том, что на каком-то уровне абитуриентам предлагаются гарантии поступления за деньги в тот или иной вуз. Другими словами, есть опасность того, что коррупция просто примет несколько иные формы.

Сам процесс введения системы внешнего независимого тестирования был похож, скорее, на кавалерийскую атаку: решение было принято уже тогда, когда учебный год начался, и, что бы там ни говорили, — система не сумела (да и не смогла бы в условиях ограниченного времени) создать для всех абитуриентов равные возможности. Следовательно, кто-то все равно, так или иначе, был ущемлен в своих правах.

Кроме того, переход к тестированию не был прозрачным процессом не только для общества, но и для большинства педагогов. На мой взгляд, в период отработки тестовых заданий следовало провести широкое общественное обсуждение в средствах массовой информации, и профессиональное — на педагогических советах, конференциях. Было бы неплохо, чтобы Министерство образования создало в интернете сайт «Независимое тестирование» с форумом для пользователей.







  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>