Час пик
Быстрый переход:




Грязный эпизод нашего прошлого | Страница 1




Как известно, 11 марта 2008 года Ющенко подписал очередной маниакальный документ «О праздновании 350‑летия победы войск под командованием гетмана Ивана Выговского в Конотопской битве». Поскольку в соответствующем Указе предлагается широко распространить объективную информацию об этом событии, именно это мы и делаем сегодня.

 

С чужими против своих

События лета 1659 года под Конотопом — постыдный и грязный эпизод нашего прошлого, когда казачество, изменив интересам собственного народа, выступило на стороне Польши в ее новой войне против России за захват украинских земель.

Само сражение, состоявшееся 29 июня 1659 года вблизи Конотопа, у села Сосновка, по большому счету назвать таковым нельзя. Иван Выговский с 25‑тысячным отрядом наемников выступил не сам, а вместе с 30‑тысячным войском крымского хана Мехмеда IV Гирея и 4‑тысячным польским отрядом Анджея Потоцкого, координировавшего «боевые действия» против русской армии под командованием князя Трубецкого. Дикая 60‑тысячная орда нанесла локальное поражение отряду русского войска, состоявшему всего-то из конниц князей Пожарского и Львова, а также слободских казаков гетмана Ивана Беспалого.

 

Зло и крайнее разорение

Гадячский мирный договор с Польшей, подписанный Выговским, гласил, что Малороссия возвращается под власть Польши, и с 6 сентября 1658 года казаки начинали боевые действия против России. Летописец Самойло Величко писал: «Выговский откинулся до поляков, наведши на Украину великое злоключение, многий мятеж, кровопролитие и крайнее разорение».

Это так не похоже на царский наказ Трубецкому, в котором значилось в качестве первой задачи всячески помогать местному населению, и «чинить действия не хотя разлития крови Православных Христиан».

 

К началу лета 1659 года ситуация на Украине напоминала бочку с порохом, к которой уже был поднесен фитиль. Взрыв был неминуем.

Большая армия под началом царского воеводы Алексея Трубецкого увязла под Конотопом, который защищал нежинский полковник Иван Гуляницкий, верный подручный гетмана-изменника Выговского. В стане Трубецкого находилось значительное количество казаков, сохранивших верность Москве. Их возглавлял наказной гетман Иван Беспалый. В Киеве, в соответствии с условиями Переяславской рады, стоял русский гарнизон Василия Шереметева. Выговский несколько месяцев не решался вступить в бой с русскими войсками и ожидал подхода огромной армии крымского хана и польского короля.

В Варшаве в это время бурно проходил сейм, на котором лихорадочно пытались добиться ратификации Гадячского договора, подписанного Выговским в сентябре минувшего года. Согласно договору, Украина вновь возвращалась под власть Польши. Историк Н. Костомаров утверждает, что Станислав Беневский, польский дипломат, инициатор подписания Гадячского трактата, сумел уговорить сенаторов в Варшаве пойти на ратификацию договора. Но лишь после того, как заверил их в скором возможном нарушении условий трактата, как только Польша окрепнет после целой серии поражений.

В конце июня ситуация заметно изменилась. На Крупич-поле встретились войска Выговского и крымского хана Мехмед-Гирея. Хан, хорошо зная, с кем имеет дело, потребовал, чтобы лично гетман и его старшина присягнули на верность татарам и поклялись, что будут сражаться с русскими. Многие из участников действа на Крупич-поле за пять лет до этого в Переяславе поклялись в прямо противоположном — присягнули на верность Московскому государю. Впрочем, присягать по два, три, а то и больше раз впоследствии станет у них правилом.

 

Бой и после боя под Сосновкой

 

Утром 29 июня 1659 года отряды Выговского напали на русский лагерь возле Сосновской переправы под Конотопом. После короткого боя казаки начали беспорядочно отступать к реке. Вслед им бросилась дворянская конница под командованием князя Семена Пожарского, родственника освободителя России. Эта часть русского войска никогда не отличалась особой дисциплиной. Кроме того, судя по всему, русское командование было введено в заблуждение кем-то из пленных казаков относительно численности войск, подошедших к реке. Так или иначе, но по царскому войску в тыл ударила вся мощь крымско-татарских легионов. Увязшие в речном песке кони не смогли развернуться.







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>