Час пик
Быстрый переход:




Армия? Это баба Параска в погонах! | Страница 1

Автор: Анна Исаева




История Воздушно-Десантных войск берет свое начало со 2 августа 1930 года. «Крылатая пехота», «голубые береты» — какими только эпитетами впоследствии не награждали гвардейцев-десантников. Они называют себя «войсками дяди Васи», вспоминая своего «батяню» — генерала армии, Героя Советского Союза Василия Филипповича Маргелова, сформировавшего ВДВ.

Сегодня наш собеседник — генерал-майор в запасе Олег Иванович Бабич, который последние шесть лет своей службы командовал аэромобильной дивизией «голубых беретов», стоявшей в Болграде. Но разговор наш — не столько о празднике, сколько об украинской армии и о том, является ли она вообще армией в том смысле, который мы вкладываем в это понятие.

— Олег Иванович, почему в 1969 году именно в Болграде, на юго-западных рубежах СССР, была поставлена Свирская дивизия, гвардейцы которой, как известно, в годы войны брали в плен отборные эсэсовские дивизии — «Мертвая голова», «Великая Германия» и «1‑я полицейская дивизия СС»?

— Перед нами стояла задача контролировать не только Государственную границу, но и, скажем так, дальние рубежи стран-участниц СЭВ. Стояла и задача держать руку на пульсе балканских проблем, где постоянно вспыхивали конфликты. Болградская дивизия при поддержке морпехов из Севастополя готова была взять под контроль Босфор.

— То есть Советский Союз предусматривал наступательную тактику?

— Конечно, ибо только она результативна. Разве иная сегодня у США и НАТО?

— Нет той страны и тех задач, которые стояли перед ВДВ. Мирной Украине Свирская дивизия в 7 тысяч «голубых беретов», поставленных «на крыло», оказалась не нужна.

— Когда в 1991 году произошел развал Союза, еще два года мы продолжали подчиняться напрямую Москве. Лебедь был в это время в Тирасполе, через него мы получали финансирование. Но если прежде каждый год мы обновляли вооружение, то после развала Союза нам давали только топливо и провизию. Мы видели, что зашли в тупик. Правда, в 1992 году Грачев принял решение отправить Болградскую дивизию в Чечню. Но Украина не дала этого сделать: когда российская транспортная авиация вылетела за нами, ее не впустили. В конце концов, мы, командный состав, сели и написали письмо Ельцину, Грачеву и Морозову: если вы не решите проблему нашей дивизии, мы оставляем за собой право уйти своим ходом в Россию. И тогда они решили дивизию разделить. В 1993 году мы отправили в Россию 24 эшелона снаряжения и порядка двадцати самолетов ИЛ-76. В силу семейных обстоятельств я остался служить в Украине. Мне поручили сформировать первую аэромобильную дивизию. Командовал ею до 1999 года. Потом пошло-поехало...

— Насколько я знаю, Вы могли служить еще, как минимум, пять лет, но демонстративно ушли из армии. Почему?

— У нас служили много офицеров, которые были по два раза в Афганистане, принимали участие во всех спецзаданиях в 1987‑1991 годах. Вы помните, что тогда происходило: Кавказ, Средняя Азия… И эти обстрелянные офицеры были уволены в одночасье — в течение полугода их всех разогнали. Ясно, что они не устраивали это государство. Когда убрали и моего первого зама, прошедшего Афган, я написал рапорт на увольнение.

— Вы хотите сказать, что в независимой Украине из армии начали убирать профессионалов?

— Именно так! Знаете, за последние три года моей службы в Болграде у нас было только одно ЧП, когда погиб рядовой Требухов. Когда же нашу 25‑ю бригаду отправили в Днепропетровск, там одна за другой пошли парашютные катастрофы. Сколько ребят погибло... Кстати, после меня в Болграде командиром был назначен офицер из танковой дивизии, а ушел он в погранвойска. Эти «спецы» вообще не понимают, что такое нести службу между небом и землей. Но они знают другое — как угождать начальству. Такое положение вещей в Украине всюду: сватовство, кумовство, оплата денег за должности и награды. Все продается. Мне кажется, из этого «лайна» мы не вылезем еще тысячу лет.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>