Час пик
Быстрый переход:




Армия? Это баба Параска в погонах! | Страница 1

Автор: Анна Исаева




История Воздушно-Десантных войск берет свое начало со 2 августа 1930 года. «Крылатая пехота», «голубые береты» — какими только эпитетами впоследствии не награждали гвардейцев-десантников. Они называют себя «войсками дяди Васи», вспоминая своего «батяню» — генерала армии, Героя Советского Союза Василия Филипповича Маргелова, сформировавшего ВДВ.

Сегодня наш собеседник — генерал-майор в запасе Олег Иванович Бабич, который последние шесть лет своей службы командовал аэромобильной дивизией «голубых беретов», стоявшей в Болграде. Но разговор наш — не столько о празднике, сколько об украинской армии и о том, является ли она вообще армией в том смысле, который мы вкладываем в это понятие.

— Олег Иванович, почему в 1969 году именно в Болграде, на юго-западных рубежах СССР, была поставлена Свирская дивизия, гвардейцы которой, как известно, в годы войны брали в плен отборные эсэсовские дивизии — «Мертвая голова», «Великая Германия» и «1‑я полицейская дивизия СС»?

— Перед нами стояла задача контролировать не только Государственную границу, но и, скажем так, дальние рубежи стран-участниц СЭВ. Стояла и задача держать руку на пульсе балканских проблем, где постоянно вспыхивали конфликты. Болградская дивизия при поддержке морпехов из Севастополя готова была взять под контроль Босфор.

— То есть Советский Союз предусматривал наступательную тактику?

— Конечно, ибо только она результативна. Разве иная сегодня у США и НАТО?

— Нет той страны и тех задач, которые стояли перед ВДВ. Мирной Украине Свирская дивизия в 7 тысяч «голубых беретов», поставленных «на крыло», оказалась не нужна.

— Когда в 1991 году произошел развал Союза, еще два года мы продолжали подчиняться напрямую Москве. Лебедь был в это время в Тирасполе, через него мы получали финансирование. Но если прежде каждый год мы обновляли вооружение, то после развала Союза нам давали только топливо и провизию. Мы видели, что зашли в тупик. Правда, в 1992 году Грачев принял решение отправить Болградскую дивизию в Чечню. Но Украина не дала этого сделать: когда российская транспортная авиация вылетела за нами, ее не впустили. В конце концов, мы, командный состав, сели и написали письмо Ельцину, Грачеву и Морозову: если вы не решите проблему нашей дивизии, мы оставляем за собой право уйти своим ходом в Россию. И тогда они решили дивизию разделить. В 1993 году мы отправили в Россию 24 эшелона снаряжения и порядка двадцати самолетов ИЛ-76. В силу семейных обстоятельств я остался служить в Украине. Мне поручили сформировать первую аэромобильную дивизию. Командовал ею до 1999 года. Потом пошло-поехало...

— Насколько я знаю, Вы могли служить еще, как минимум, пять лет, но демонстративно ушли из армии. Почему?

— У нас служили много офицеров, которые были по два раза в Афганистане, принимали участие во всех спецзаданиях в 1987‑1991 годах. Вы помните, что тогда происходило: Кавказ, Средняя Азия… И эти обстрелянные офицеры были уволены в одночасье — в течение полугода их всех разогнали. Ясно, что они не устраивали это государство. Когда убрали и моего первого зама, прошедшего Афган, я написал рапорт на увольнение.

— Вы хотите сказать, что в независимой Украине из армии начали убирать профессионалов?

— Именно так! Знаете, за последние три года моей службы в Болграде у нас было только одно ЧП, когда погиб рядовой Требухов. Когда же нашу 25‑ю бригаду отправили в Днепропетровск, там одна за другой пошли парашютные катастрофы. Сколько ребят погибло... Кстати, после меня в Болграде командиром был назначен офицер из танковой дивизии, а ушел он в погранвойска. Эти «спецы» вообще не понимают, что такое нести службу между небом и землей. Но они знают другое — как угождать начальству. Такое положение вещей в Украине всюду: сватовство, кумовство, оплата денег за должности и награды. Все продается. Мне кажется, из этого «лайна» мы не вылезем еще тысячу лет.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>