Час пик
Быстрый переход:




«Крыша» не поможет | Страница 1

Автор: Максим Малынов




Черный тяжелый «Мерседес», без труда переползая кочки, величаво подкатил к воротам. Администратор протянул водителю бумаги, на которых тот, не глядя, поставил свой размашистый автограф. Мощные стальные ворота бесшумно распахнулись, и представительская машина, зачем-то включив сирену, мгновенно рванула с места. «Начальство!.., — не без злорадства произнес охранник, закрывая ворота. — Пускай привыкают…».

 

В один из выходных дней, собравшись пройтись по магазинам в центральной части города, я оставил свою машину на обочине, вблизи парковки, где уже не было свободных мест. Лавируя в плотном и неорганизованном потоке машин, пристраиваться пришлось за парочкой прижавшихся к обочине иномарок. В выходной день в центре Одессы найти место, где можно оставить машину, непросто. И взобравшиеся одним колесом на бордюр автомобили — зрелище привычное. Непривычно то, что происходит потом.

Выйдя из магазина, я напрасно искал свою машину. Не оказалось и моих «соседей по бордюру», а первые и горячечные мысли об угоне сразу же развеял сновавший туда-сюда парковщик. Вместо объяснений он показал на знак, покачивавшийся под сенью ветвистого дерева. Круглый, перечеркнутый двумя красными полосками информатор сообщал, что парковка в непредусмотренном для этого месте запрещена. Прикрепленная ниже металлическая табличка иллюстрировала бдительную работу эвакуаторов. Там же был указан и номер телефона, набрав который я и узнал, что мой выходной день испорчен — двигаться вместе с покупками теперь придется «на своих двоих». Причем не домой, а в направлении штраф-площадки на Раскидайловскую 69, где с недавнего времени и дислоцируется предприятие, бдительно следящее за свободой движения на одесских магистралях.

Вместе со мной у металлических ворот, на которых нет даже вывески, окончания обеденного перерыва ожидали еще десяток пострадавших. По крайней мере, из разговоров автолюбителей следовало, что все мы пострадали «от произвола частной конторы, зарабатывающей на этом огромные деньги».

Водители с компетентным видом отмечали, что бороться с этим бессмысленно, поскольку фирма «крышуется» на самом высоком уровне. Мои собеседники делились историями о своих знакомых, попадавших в подобную ситуацию. Как выяснилось, ни высокие должности, ни серьезные связи во властных структурах на Раскидайловскую не действуют, и бесплатно вернуть машину не получится. Но если для владельцев дорогих иномарок, которые, собственно, и пытались воспользоваться привычным «позвоночным» правом, сумма штрафа в 500 гривень незаметна, то для владельцев «жигуленков» и «таврий» — это треть зарплаты.

Наконец, ровно в 14.00 металлические ворота открылись. Охранники охотно сообщили собравшимся, что, где и как делать, куда пройти, чтобы заплатить «за услуги» в кассу.

Интересно, что простого обмена машин на деньги не получилось. В порядке строгой очередности каждый из присутствующих должен был заполнить соответствующий бланк, в котором, после осмотра автомобиля, следовало указать, что у собственника нет претензий к предприятию по поводу целостности изъятого имущества.

За свою полуторатонную легковушку, мне пришлось выложить 528 гривень 40 копеек. Откуда такая точность, я узнал у кассира. Размер штрафа зависит от веса авто. Так что, если на платформу придется грузить старенькую «Волгу», обойдется это почти во столько же, во сколько и «навороченный» внедорожник.

Большая бетонная площадка штрафной парковки рассчитана на две-три сотни машин. Однако в этот день своих хозяев ожидало не более десятка. Поскольку эвакуаторы в нашем городе работают не первый месяц, владельцы транспортных средств понимают, что простой арестованной машины тоже стоит денег, причем суммы растут в геометрической прогрессии. И если авто у вас далеко не новое, а забрать его в день эвакуации по каким-то причинам не удалось, то спустя неделю, скорее всего, выгоднее будет купить аналогичный автомобиль на рынке, чем забирать его со штрафной площадки.







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>