Час пик
Быстрый переход:




Гонки на старой газовой плите

Автор: Анна Исаева


«У нас в коммунальной квартире — старая газовая плита…». Так начиналась жалоба, попавшая премьер-министру. Не читая дальше, он (или она) поставил(а) резолюцию: «На рассмотрение министру ЖКХ». Министр, пробежав глазами по первой строке, размашисто начертал: «На рассмотрение в ОГА».

От чиновника к чиновнику — жалоба, наконец, оказалась в ЖЭКе. Домоуправ, увидев солидные автографы, облился потом. В тот же день слесари притащили по указанному адресу новую газовую плиту. И что же? Жители возмутились:

— Зачем нам новая плита?

— Как?!? А эту жалобу премьер-министру кто писал? — вытащил начальник ЖЭКа письмо из кармана.

— Мы писали. Но плиту не просили.

— Как не просили? — и домоуправ стал вслух читать письмо: «У нас в коммунальной квартире — старая газовая плита. Наш сосед Мишка, разгильдяй и гуляка, каждую ночь водит девиц легкого поведения, и тискает их прямо на кухне, возле этой плиты. Просим принять меры к нашему соседу, который ведет аморальный образ жизни».

Журналист, рассказавший мне этот случай, утверждает, что это — не одесский анекдот, а быль. Охотно верю. Более того. Могу рассказать еще одну историю, где главными действующими лицами выступают аналогичные чиновники, которые не задумываются над тем, что пишут люди, и как слово отзовется.

Эта история началась еще в прошлом году. Жители Рени Константин Максим, Иван Кокалко, Михаил Тофан и Александр Пандур, многие годы водившие тепловозы по стальным магистралям, не спавшие за свою трудовую деятельность тысячи ночей, достигнув 55‑летнего возраста, стали оформляться на заслуженный отдых. Начальник отдела кадров Ренийского депо Надежда Славинская подготовила необходимые документы и направила в пенсионный фонд.

Однако после новогодних праздников вместо заслуженных денег железнодорожникам пришло письмо, в котором сообщалось о том, что в назначении пенсии им отказано.

И стали люди бегать по инстанциям. Им показывали законы, какие-то циркуляры, письма, инструкции — от бумаг голова шла кругом. Верно замечено: ничто так не окрыляет чиновника, как размах запретов.

Наконец, стала понятна суть претензий бюрократов. Оказывается, в справке о подтверждении трудового стажа (составленной, согласно постановления КМУ №637 от 12.08.1993 г.) в графе «основания для выдачи» указаны не первичные документы.

Здесь следует пояснить: дело в том, что первичные документы депо находятся в… Молдове, поскольку в советское время это предприятие входило в состав МЖД. На официальный запрос отдела кадров Ренийского депо из молдавского архива пришли справки, с указанием, что эти люди действительно работали машинистами без отрыва от производства. Справки направили по назначению. Раньше в ПФ они вопросов не вызывали. Но в нынешнем году чиновники заартачились: теперь в справке нельзя ссылаться на справку — нужна ссылка на первичные документы. Уж поистине, степень настойчивости госслужащего обратно пропорциональна важности того, на чем он настаивает.

В конце концов, ренийским машинистам (если они хотят доказать свой трудовой стаж) посоветовали… принести путевые листы, начиная с 1970 года!

Чиновники прекрасно знают (впрочем, может и не знают), что путевые листы хранятся на предприятиях не более трех лет, а потом уничтожаются за ненадобностью.

Время шло. Машинисты ждали пенсию. Чиновники разводили руками.

Попробовали кандидаты в пенсионеры написать письмо своему коллеге — министру транспорта и связи. Напрасный труд — у министров сейчас совсем другие заботы.

В конце концов, чтобы работники депо не мешали спокойно работать чиновникам, людей направили в суд. Но предупредили: если суд вынесет решение в пользу пенсионеров, то Пенсионный Фонд подаст апелляцию и будет судиться дальше.

Вот это номер! Зная расторопность наших судов, нетрудно было посчитать, что рассмотрение вопроса затянется и на пожизненный срок. А на что жить?

Уже в суде первой инстанции стали происходить метаморфозы — судебные заседания срывались одно за другим.

Тем временем на пенсию стали оформляться другие машинисты — у кого подошел возраст. Тщетны были их надежды на то, что все как-то утрясется — чиновники их пустили по тому же замкнутому кругу.

Но вернемся к старой газовой плите. Точнее, к методам работы современных чиновников. Перед нами — письмо с размашистой подписью заместителя начальника Главного управления ПФУ в Одесской области В. Колбун. Две страницы машинописного текста — ссылки на пункты и подпункты законов, на постановления и приложения к постановлениям. А в результате — пшик. Получили в депо аналогичный ответ и от самого начальника управления А. Соловьева. С тем же пшиком: «Для назначения пенсии оснований не имеется». И точка.

Но что же людям делать? Просить милостыню?

Интересное наблюдение по этому поводу: нет такого словосочетания «чинить помощь». Зато есть выражение «чинить препятствия». И есть такое слово «чиновник»…





  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>