Час пик
Быстрый переход:




Просветитель и летописец | Страница 1

Автор: Ф. Артеменко




Более чем трехсотлетнее единство Украины и России были истинным благом для малороссов, ведь именно с этим периодом связана эпоха просвещения, становления и развития украинского народа, как нации. Одна из ярких страниц этой истории принадлежит и перу, и деятельности русского человека, о котором мы рассказываем сегодня.

 

«13‑го октября 1854 г. Утреню и литургию отслужили благополучно. В 12 часов слышал приятную весть, что нашими войсками отбиты три редута неприятельских, взяты три орудия. Во 2‑м часу разорвало бомбу над северным углом церкви со входа и вырвало кусок железа. Во время вечерни, едва сказал: «Благословен Бог» — лопнула бомба на южной стороне церкви. Дым и пыль понесло в церковь, впрочем, без повреждения ее. Замечательно, что эта бомба упала в яму, вырытую вчерашней бомбой и также в 4 часа. После вечерни еще разорвались две бомбы на высоте церкви; осколки посыпались в сад, между церковью и домом. Сего же числа пало две бомбы в контору питейную, и одна ракета. Ракета же попала к соседу П. Другому соседу ядром пробило ворота. «День прошедь, благодарю Тя, Господи...». 

Дневник похож на роман… Каждый описанный в нем день — словно эпизод из знаменитой панорамы Франца Рубо. Живость повествования сближает его с «Севастопольскими рассказами» Льва Толстого.

Волею судьбы настоятель Севастопольской Петропавловской церкви и благочинный Севастопольского округа отец Арсений стал летописцем 360‑дневной осады Севастополя. Он начал его с 1 сентября 1854 года и довел до конца осады.

Эта страсть к летописанию, к изучению истории сохранилась в нем на всю жизнь. Арсений Лебединцев стал одним из плеяды историков-священнослужителей, действительным членом Одесского общества истории и древностей, автором многих трудов по истории края.

Арсений родился в 1818 году в семье сельского священника Каневского уезда Гавриила Лебединцева. Семья была многодетной. У Арсения было еще четыре брата и четыре сестры. И вполне понятно, что семья жила бедно.

Установившаяся со времен Екатерины II обязательность духовного образования для детей священнослужителей определила дальнейшую судьбу мальчика. Вместе с братьями Феофаном и Петром он учится в Киевской духовной семинарии. После ее окончания Арсений и Петр поступили в Киевскую духовную академию, являвшуюся признанным центром духовного образования. Именно в ее стенах судьба свела его с выдающимися деятелями русского православия — Иннокентием (на тот момент проректором Академии, а с 1848 г. — архиепископом Херсонским и Таврическим), преподавателем Димитрием (сменившем Иннокентия на посту главы Херсонской и Одесской епархии), будущим богословом и историком церкви Макарием.

После окончания в 1843 году Академии Арсений Лебедицев начал службу в Одессе, где получил посвящение от первого архиепископа Херсонского и Таврического Гавриила (Розанова). Кроме священнической службы, Арсений преподавал в Одесской духовной семинарии, созданной незадолго до этого Гавриилом.

Судьба Арсения изменилась с приходом на Херсонскую кафедру Иннокентия. Лебединцев получил назначение в Севастополь, в Петропавловский храм, а также стал благочинным Севастопольского округа. Здесь он и встретил Крымскую войну.

Свой дневник он начал вести по требованию Иннокентия весьма тщательно, фактически день за днем отмечая наиболее важные события героической обороны.

Вот — цитата — своего рода зарисовка с натуры: «27‑го марта (1855 года). Пасха. Ночь провели мы в тревожном ожидании, какова будет она, и как встретим праздник. Молящихся у плащаницы и внимавших чтению Деяний Апостольских было далеко меньше, чем в обыкновенные годы. Несколько раз звали меня в церковь, для освящения пасох на батареи и бастионы. Каждый готовился встретить праздник на своем посту, когда нельзя было в своем доме. Благовест к пасхальной утрени был в 12 часов ночи, одновременно во всех церквах. Внешнего освещения на храмах не было, о чем губернатор счел нужным предупредить духовен­ство. Пришедши в церковь, я застал ее уже полною народу, конечно, военного. Впрочем, начальство все было в Михайловской церкви; у нас выше полковников никого не было. При обычном вокруг церкви обхождении, с пением: «Воскресение Твое, Христе Спасе»... мы не были тревожимы выстрелами, хотя освещение от свеч в руках народа было немалое. Может быть, неприятели, у коих также был теперь тот же праздник, не думали о нас; по крайней мере, мы не могли не думать о них, зная из прошлогоднего праздника Одесского. Благодарение Богу, для первого дня опа­сения наши миновали.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>