Час пик
Быстрый переход:




«Русь нерусская»


Александр Каревин — историк, специалист по южнорусской истории. Родился в 1966 году в Киеве. Окончил исторический факультет Киевского университета им. Тараса Шевченко. Публиковался в украинских газетах «Киевские новости», «Новости», «Новости ньюс», «Киевский телеграф», «Сегодня», «Освiта України» и др., а также в газетах «Наша страна» (Аргентина) и «Русский голос» (США).

В 2006 году увидела свет его книга «Русь нерусская», в том числе, посвященная теме как рождалась «рідна мова».

Автор подробнейшим образом рассматривает историю создания украинского языка: какие силы, каким образом и при каких обстоятельствах из народных диалектов сотворили язык, удаленный от общерусского больше, чем польский.

Автор тщательно исследует вопрос — зачем создавался этот искусственный язык? Стояли ли за создателями «мовы» какие-либо внешние силы, и если стояли — то какие?

Как свидетельствует история (это не выдумка автора, а самые драматичные страницы нашего прошлого) украинофильство в целом, а нынешнее украинофильство, в частности, по меткому выражению Каревина, «птенцы гнезда Франца-Иосифа».

Сегодня никто не хочет говорить правду, что еще в конце XIX — начале XX веков коренное население западноукраинских земель (Галиции, Буковины, Закарпатья), находившихся тогда в составе Австро-Венгрии, в национальном отношении не отделяло себя от великороссов и признавало родным русский язык. На русском языке творили местные писатели, выходили газеты, издавались книги. «Русский литературный язык различается от нашего галицко-русского наречия (говора) единственно немногими меньше понятными словами и иным выговором где-яких букв, — отмечалось в галицких учебниках грамматики. — Но мимо тех различий народ на всем том неизмеримом пространстве от Карпат до Камчатки говорит одним и тем же русским языком: одни с одним выговором, а другие — с другим».

Все это очень тревожило австрийское правительство, не без оснований опасавшегося, что языковая близость восточных провинций империи с Россией, в конце концов, приведет к их воссоединению. Еще в начале ХIX века, когда львовский митрополит обратился к властям с просьбой разрешить преподавать в народных школах для галицко-русского населения на местном наречии (а не на польском языке), галицкий губернатор Гауер ответил, что «такая мера нежелательна по политическим причинам, поскольку народные говоры галичан являются разновидностью русского языка». В том же духе высказался позднее наместник австрийского императора в Галиции польский граф Голуховский. Он заявил, что введение в местные школы родного языка будет стимулировать интерес учащихся к русской литературе, усилит тяготение к России и приведет к воссоединению с Россией.

Австрийское правительство всячески препятствовало распространению в стране книг на русском языке. В 1822 году был даже запрещен их ввоз из России, что, однако, не считается сегодня притеснением украинской культуры. Когда в 1837 году М. С. Шашкевич, Я. Ф. Головацкий, И. М. Вагилевич выпустили знаменитый впоследствии сборник «Русалка Днестровая», власти конфисковали весь его тираж (кроме нескольких десятков экземпляров, которые удалось спрятать), а издателей обвинили в русофильстве. Нынешние «национально сознательные» авторы старательно пытаются записать Шашкевича, Головацкого и Вагилевича в активисты украинского движения и старательно умалчивают о русской позиции этих деятелей, которая, однако, была столь очевидной, что современники даже называли их «николаевцами» — сторонниками императора Николая І. Точно так же попал под подозрение австрийских властей и первый галицкий историк Д. Зубрицкий, еще в 1830 году опубликовавший во Львове оду Гавриила Державина «Бог» и заявивший, что язык Державина и есть тот самый литературный язык, на который стоит равняться галичанам. Одним словом, вся австрийская политика была направлена на то, чтобы заставить жителей Западной Украины забыть о своем русском происхождении.

Вспыхнувшая в 1848 году революция смела запретительные барьеры и способствовала национальному возрождению всех населявших Австрийскую империю народов. Затронул этот процесс и Галицию. Но если активизация здесь польского движения вылилась в революционные выступления против австрийцев, то русские галичане, отчасти потому, что были проникнуты консервативными настроениями, отчасти из-за нежелания поддерживать поляков, в волнениях не участвовали. Это обстоятельство натолкнуло правительственных чиновников на мысль использовать русско-польские противоречия в своих целях.

Глава австрийской администрации в Галиции граф Ф. С. Стадион фон Вартгаузен вызвал к себе представителей русского движения и заявил им, что если они будут по-прежнему считать себя одной нацией с великороссами, то властям не останется ничего другого, кроме как договориться с поляками и вместе бороться с русскими. Однако, в случае согласия галичан объявить себя самостоятельной национальностью, они могут рассчитывать на помощь Вены и лично графа Стадиона.





  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>