Час пик
Быстрый переход:




«Русь нерусская»


Александр Каревин — историк, специалист по южнорусской истории. Родился в 1966 году в Киеве. Окончил исторический факультет Киевского университета им. Тараса Шевченко. Публиковался в украинских газетах «Киевские новости», «Новости», «Новости ньюс», «Киевский телеграф», «Сегодня», «Освiта України» и др., а также в газетах «Наша страна» (Аргентина) и «Русский голос» (США).

В 2006 году увидела свет его книга «Русь нерусская», в том числе, посвященная теме как рождалась «рідна мова».

Автор подробнейшим образом рассматривает историю создания украинского языка: какие силы, каким образом и при каких обстоятельствах из народных диалектов сотворили язык, удаленный от общерусского больше, чем польский.

Автор тщательно исследует вопрос — зачем создавался этот искусственный язык? Стояли ли за создателями «мовы» какие-либо внешние силы, и если стояли — то какие?

Как свидетельствует история (это не выдумка автора, а самые драматичные страницы нашего прошлого) украинофильство в целом, а нынешнее украинофильство, в частности, по меткому выражению Каревина, «птенцы гнезда Франца-Иосифа».

Сегодня никто не хочет говорить правду, что еще в конце XIX — начале XX веков коренное население западноукраинских земель (Галиции, Буковины, Закарпатья), находившихся тогда в составе Австро-Венгрии, в национальном отношении не отделяло себя от великороссов и признавало родным русский язык. На русском языке творили местные писатели, выходили газеты, издавались книги. «Русский литературный язык различается от нашего галицко-русского наречия (говора) единственно немногими меньше понятными словами и иным выговором где-яких букв, — отмечалось в галицких учебниках грамматики. — Но мимо тех различий народ на всем том неизмеримом пространстве от Карпат до Камчатки говорит одним и тем же русским языком: одни с одним выговором, а другие — с другим».

Все это очень тревожило австрийское правительство, не без оснований опасавшегося, что языковая близость восточных провинций империи с Россией, в конце концов, приведет к их воссоединению. Еще в начале ХIX века, когда львовский митрополит обратился к властям с просьбой разрешить преподавать в народных школах для галицко-русского населения на местном наречии (а не на польском языке), галицкий губернатор Гауер ответил, что «такая мера нежелательна по политическим причинам, поскольку народные говоры галичан являются разновидностью русского языка». В том же духе высказался позднее наместник австрийского императора в Галиции польский граф Голуховский. Он заявил, что введение в местные школы родного языка будет стимулировать интерес учащихся к русской литературе, усилит тяготение к России и приведет к воссоединению с Россией.

Австрийское правительство всячески препятствовало распространению в стране книг на русском языке. В 1822 году был даже запрещен их ввоз из России, что, однако, не считается сегодня притеснением украинской культуры. Когда в 1837 году М. С. Шашкевич, Я. Ф. Головацкий, И. М. Вагилевич выпустили знаменитый впоследствии сборник «Русалка Днестровая», власти конфисковали весь его тираж (кроме нескольких десятков экземпляров, которые удалось спрятать), а издателей обвинили в русофильстве. Нынешние «национально сознательные» авторы старательно пытаются записать Шашкевича, Головацкого и Вагилевича в активисты украинского движения и старательно умалчивают о русской позиции этих деятелей, которая, однако, была столь очевидной, что современники даже называли их «николаевцами» — сторонниками императора Николая І. Точно так же попал под подозрение австрийских властей и первый галицкий историк Д. Зубрицкий, еще в 1830 году опубликовавший во Львове оду Гавриила Державина «Бог» и заявивший, что язык Державина и есть тот самый литературный язык, на который стоит равняться галичанам. Одним словом, вся австрийская политика была направлена на то, чтобы заставить жителей Западной Украины забыть о своем русском происхождении.

Вспыхнувшая в 1848 году революция смела запретительные барьеры и способствовала национальному возрождению всех населявших Австрийскую империю народов. Затронул этот процесс и Галицию. Но если активизация здесь польского движения вылилась в революционные выступления против австрийцев, то русские галичане, отчасти потому, что были проникнуты консервативными настроениями, отчасти из-за нежелания поддерживать поляков, в волнениях не участвовали. Это обстоятельство натолкнуло правительственных чиновников на мысль использовать русско-польские противоречия в своих целях.

Глава австрийской администрации в Галиции граф Ф. С. Стадион фон Вартгаузен вызвал к себе представителей русского движения и заявил им, что если они будут по-прежнему считать себя одной нацией с великороссами, то властям не останется ничего другого, кроме как договориться с поляками и вместе бороться с русскими. Однако, в случае согласия галичан объявить себя самостоятельной национальностью, они могут рассчитывать на помощь Вены и лично графа Стадиона.





  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>