Час пик
Быстрый переход:




Покончить с лицемерием | Страница 1

Автор: Е. Колесниченко, кандидат технических наук, доцент, Одесса




Более двадцати лет я не понаслышке знаю о так называемой «языковой проблеме» в моей профессиональной среде. Все годы независимости сфера высшего образования испытывает то усиливающееся, то ослабевающее давление со стороны государственных структур, связанное с насильственным переходом преподавания на украинский язык.

 

В русскоязычных регионах украинизация приводит к повсеместному воспроизведению абсурдной ситуации, при которой русскоязычный преподаватель, стоя перед аудиторией таких же русскоязычных студентов, вынужден, вопреки желанию своему и своих слушателей, в угоду идеологическим и чиновничьим установкам, читать лекции не отрываясь от украинского конспекта, вести объяснение на ужаснейшем суржике, периодически все равно «срываясь» и переходя на родной для себя и аудитории язык.


Идет постоянная игра взаимных обманов преподавателей и администрации. На вопрос «на каком языке читаются лекции?» честным будет ответ: «Пока дверь в аудиторию закрыта, на русском, когда открывается — на украинском...». При этом все прекрасно понимают, но продолжают эту игру.

Такая ситуация является фактически нарушением законодательства — но она же и усугубляет правовой нигилизм. Все по Салтыкову-Щедрину: суровость закона компенсируется необязательностью его выполнения. До боли знакомый парадокс из критикуемого ныне советского прошлого: думаем одно, говорим другое, делаем третье. И это не удивительно: все повторяется. Никуда не делись (только изменили содержание на противоположное) идеологические догмы, оторванные от реальной жизни, игнорирующие настроения людей. Они спущены к нам «сверху» и рьяно претворяются в жизнь надежной бюрократической машиной. А мы, участники этого действа, вынуждены мириться с ним, обреченно вздыхая — ведь никуда не денешься...

Многие даже пытаются найти всему этому оправдание. От некоторых вполне разумных и уважаемых коллег (исключительно русскоговорящих) можно услышать: «Все правильно — ведь если приезжаешь в Англию или во Францию, ты вынужден будешь говорить и преподавать на английском или французском, а не на русском...». Но именно в этом тезисе, который радостно подхватывается сторонниками украинизации, и содержится главная логическая ошибка и подмена понятий. Да, приехав в другую страну, я буду эмигрантом, чужаком, окруженным устоявшейся веками языковой и культурной средой, к которой, безусловно, должен приспосабливаться. Но здесь, в Украине, у себя на родине, я не эмигрант. Здесь жили многие поколения моих предков, для которых всегда родным языком был русский. И таких, как я, — не меньшинство, а подавляющее большинство в восточных, южных, а среди городского населения — и во многих других регионах страны. И, кстати, независимо от этнической принадлежности человека.

Но нет, наши идейные вожди пытаются нас сделать эмигрантами на родной земле, гражданами второго сорта, которых следует заставить силой если не забыть родной язык, то максимально ограничить сферу его применения. Сторонники этой идеи очень любят нас успокоить: «А кто вам запрещает разговаривать на русском?». Вот спасибо! Большое демократическое достижение европейской страны XXI века: нас не хватают на улице и не арестовывают, заслышав речь на негосударственном языке. Но если так пойдет дело, и если полностью следовать букве указов и постановлений государственных органов, то в скором будущем русский язык будет полностью вытеснен из сферы образования — и школьного, и высшего, — дело — и судопроизводства, служебного делового общения, и, как последняя капля, — из средств массовой информации. Нам милостиво разрешат применять его на базаре, в трамвае и на кухне.

Но вернусь к близкой мне теме образования. В таком поляризованном государстве, в руководстве столь тонкой и чувствительной сферой, как образование, в результате «политической целесообразности» Министерство возглавил явный представитель националистических, антирусских и даже русофобских кругов, ректор Львовского университета И. Вакарчук. С его приходом все реальные проблемы образования отодвинуты на второй план — главным объявлен немедленный и полный переход образования исключительно на украинский язык. Это означает максимальную ликвидацию русских школ, невозможность для русскоязычных детей получить полноценное высшее образование, угрозу увольнения (об этом уже было прямо заявлено) тех преподавателей, которые не желают подчиниться грубому давлению.







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>