Час пик
Быстрый переход:




Покончить с лицемерием | Страница 1

Автор: Е. Колесниченко, кандидат технических наук, доцент, Одесса




Более двадцати лет я не понаслышке знаю о так называемой «языковой проблеме» в моей профессиональной среде. Все годы независимости сфера высшего образования испытывает то усиливающееся, то ослабевающее давление со стороны государственных структур, связанное с насильственным переходом преподавания на украинский язык.

 

В русскоязычных регионах украинизация приводит к повсеместному воспроизведению абсурдной ситуации, при которой русскоязычный преподаватель, стоя перед аудиторией таких же русскоязычных студентов, вынужден, вопреки желанию своему и своих слушателей, в угоду идеологическим и чиновничьим установкам, читать лекции не отрываясь от украинского конспекта, вести объяснение на ужаснейшем суржике, периодически все равно «срываясь» и переходя на родной для себя и аудитории язык.


Идет постоянная игра взаимных обманов преподавателей и администрации. На вопрос «на каком языке читаются лекции?» честным будет ответ: «Пока дверь в аудиторию закрыта, на русском, когда открывается — на украинском...». При этом все прекрасно понимают, но продолжают эту игру.

Такая ситуация является фактически нарушением законодательства — но она же и усугубляет правовой нигилизм. Все по Салтыкову-Щедрину: суровость закона компенсируется необязательностью его выполнения. До боли знакомый парадокс из критикуемого ныне советского прошлого: думаем одно, говорим другое, делаем третье. И это не удивительно: все повторяется. Никуда не делись (только изменили содержание на противоположное) идеологические догмы, оторванные от реальной жизни, игнорирующие настроения людей. Они спущены к нам «сверху» и рьяно претворяются в жизнь надежной бюрократической машиной. А мы, участники этого действа, вынуждены мириться с ним, обреченно вздыхая — ведь никуда не денешься...

Многие даже пытаются найти всему этому оправдание. От некоторых вполне разумных и уважаемых коллег (исключительно русскоговорящих) можно услышать: «Все правильно — ведь если приезжаешь в Англию или во Францию, ты вынужден будешь говорить и преподавать на английском или французском, а не на русском...». Но именно в этом тезисе, который радостно подхватывается сторонниками украинизации, и содержится главная логическая ошибка и подмена понятий. Да, приехав в другую страну, я буду эмигрантом, чужаком, окруженным устоявшейся веками языковой и культурной средой, к которой, безусловно, должен приспосабливаться. Но здесь, в Украине, у себя на родине, я не эмигрант. Здесь жили многие поколения моих предков, для которых всегда родным языком был русский. И таких, как я, — не меньшинство, а подавляющее большинство в восточных, южных, а среди городского населения — и во многих других регионах страны. И, кстати, независимо от этнической принадлежности человека.

Но нет, наши идейные вожди пытаются нас сделать эмигрантами на родной земле, гражданами второго сорта, которых следует заставить силой если не забыть родной язык, то максимально ограничить сферу его применения. Сторонники этой идеи очень любят нас успокоить: «А кто вам запрещает разговаривать на русском?». Вот спасибо! Большое демократическое достижение европейской страны XXI века: нас не хватают на улице и не арестовывают, заслышав речь на негосударственном языке. Но если так пойдет дело, и если полностью следовать букве указов и постановлений государственных органов, то в скором будущем русский язык будет полностью вытеснен из сферы образования — и школьного, и высшего, — дело — и судопроизводства, служебного делового общения, и, как последняя капля, — из средств массовой информации. Нам милостиво разрешат применять его на базаре, в трамвае и на кухне.

Но вернусь к близкой мне теме образования. В таком поляризованном государстве, в руководстве столь тонкой и чувствительной сферой, как образование, в результате «политической целесообразности» Министерство возглавил явный представитель националистических, антирусских и даже русофобских кругов, ректор Львовского университета И. Вакарчук. С его приходом все реальные проблемы образования отодвинуты на второй план — главным объявлен немедленный и полный переход образования исключительно на украинский язык. Это означает максимальную ликвидацию русских школ, невозможность для русскоязычных детей получить полноценное высшее образование, угрозу увольнения (об этом уже было прямо заявлено) тех преподавателей, которые не желают подчиниться грубому давлению.







  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>