Час пик
Быстрый переход:




О великой забытой | Страница 1

Автор: Ф. Артеменко




День 11 ноября вновь со всей очевидностью поднял вопрос об исторической памяти, и ее влиянии на современность. В то время как на Западе широко отмечалось 90‑летие окончания Первой мировой войны, в России и Украине об этой дате практически не вспомнили, хотя та война стоила нам около двух миллионов человеческих жизней и сотни тысяч жизней украинцев Австро-Венгрии.

 

В Европе не обошлось без скандалов и громких заявлений. Канцлер ФРГ Ангела Меркель отказалась приехать во французский Верден на церемонию 90‑летия окончания Великой войны. Первоначально мероприятия должны были состояться в Париже, однако в последнюю минуту их перенесли на территорию форта Дуамон под Верденом, где в 1916 году произошло одно из самых кровопролитных сражений, в котором погибли более 140 тысяч немцев.


«Недовольство Берлина было вызвано опасением, что церемонию можно было расценить как мероприятие, чтобы лишний раз подчеркнуть милитаристское прошлое Германии», — заявили в частном порядке немецкие представители. Ранее в Париже отмечали, что появление немецкого лидера под Верденом станет «особенно символическим шагом». Но он сделан не был. Вместо Меркель приехал президент верхней палаты германского парламента Питер Мюллер.

Что ж, прошлое по-прежнему оказывает воздействие на современность…

В России тоже разбередили старые раны. Союз православных граждан выступил с предложением поднять до уровня общенационального праздника 90‑летие со дня завершения Первой мировой войны. Как заявил глава московского отделения союза Кирилл Фролов, «эта война была примером самопожертвования русского народа во имя глубоких православных ценностей, примером осмысленной национальной жизни». По его словам, война стала Отечественной для России, «пожертвовавшей собой ради спасения единоверных православных народов Сербии и Греции».

На территории Украины есть памятники, посвященные той войне, например памятники румынским солдатам на территории Черновицкой и Одесской областей или памятники Сичевым стрельцам, воевавшим на стороне Австро-Венгрии, в частности, на горе Макивка, где произошло одно из самых значимых сражений в истории легиона Украинских сичевых стрельцов. А вот памятник, посвященный русским воинам, по сути, только один. И находится он в Одессе. Это памятник матросам канонерской лодки «Донец», погибшим 29 октября 1914 года. Наш рассказ — о том памятном дне, когда в Одессу пришла «Великая война».

…Темная безлунная ночь 29 октября не предвещала ничего серьезного. Одесса жила размеренной, обычной жизнью. Война шла где-то далеко, в галицийских горах, мазурских болотах, в далекой Фландрии. Город, порт и гавань были полностью освещены. Находившиеся в гавани три военных корабля: канонерские лодки «Донец» и «Кубанец» и минный заградитель «Бештау» стояли, пришвартовавшись кормой к молам. Вахтенная служба неслась в обычных условиях. Дополнительные меры предосторожности не предпринимались. Даже боны, которые могли бы перегородить путь в гавань, не были выставлены.

Около 2 ч. 30 м. сигнальщики наблюдательного поста Большой Фонтан заметили в море сквозь мглу неясный огонь, который долгое время держался на одном месте. Старшина поста сообщил об этом в каботажный отдел порта, откуда ответили, что в данный момент из Одессы вышли два парохода РОПиТ и, вероятно, огонь одного из них и был виден постом.

Сигнальщики все же склонялись к тому, что замеченный ими огонь принадлежит какому-нибудь низкобортному судну. Однако старшина не придал этому значения. Ответ из порта его удовлетворил. Около 3 ч. 20 м. из-за Воронцовского маяка показались силуэты двух судов, шедших со всеми установленными ходовыми огнями.

Вахтенный начальник на «Донце» опознал в двух кораблях турецкие миноносцы — только тогда, когда они уже вошли в гавань и проходили траверз канонерки. Оплошность дорого обошлась «Донцу». Вахтенный начальник послал предупредить командира, а сам бросился к левому 152‑мм орудию. Слишком поздно. Один из миноносцев (как оказалось впоследствии, это был «Гайрет») выпустил с расстояния не более полукабельтова торпеду. В носовом котельном отделении раздался мощный взрыв.







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>