Час пик
Быстрый переход:




Мошенничество, голод и фашизм | Страница 5






 

Отчего ж так берегли?

 

Сегодня многие украинские писатели, в прошлом удостоенные самых высоких советских наград и льгот за воспитание народа в духе марксизма-ленинизма и интернационализма, требуют признать Россию виновной в голоде.

Когда начался голод на Кубани, русский писатель Михаил Шолохов обратился к Сталину с просьбой обратить внимание на бедственное положение крестьян. Тот распорядился немедленно выделить помощь, хотя и упрекнул, что «уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего) проводили «итальянку» (саботаж!) и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба». Но, несмотря на это, Сталин заявил, что «конечно, это обстоятельство ни в какой мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены, как уверяете Вы, нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должное наказание».

Как же во время голода повел себя «цвет» украинской нации? Об этом также можно узнать из материалов комиссии американского Конгресса. Так 24 ноября 1986 года на слушаниях в Конгрессе выступала Татьяна Кардиналовская, жена писателя Сергея Пилипенко — основателя союза писателей «Плуг», а также директора института литературы им. Шевченко АН УССР в Харькове. Ее мужу и другим «ведущим писателям» выдавались специальные талоны в привилегированную столовую Совнаркома, чтобы, не дай бог, «цвет» украинской нации и инженеры украинизации не чувствовали себя в чем-либо ущемленными. Пани Кардиналовская трогательно рассказала, как она всегда выносила остатки еды и делилась ими с голодающими, поскольку в добавку к талонам писатели получали еще и пайки.

Далее она свидетельствовала, что летом в 1932 года Союз Писателей Украины организовал для своих членов и их семей путешествие в Скадовск — курорт на Черном море. «Морской берег вблизи курорта был пустынный, песчаный, поросший низкими кустами... Дальше на берегу, вблизи устья Днепра мы увидели сотни землянок, выкопанных крестьянами, бежавшими от голода. Они выкапывали те землянки и жили в них со своими семьями, и было их там, по-видимому, сотни. Они ловили рыбу и тем спасались от голода. Многие из них прибыли туда издалека. Заканчивалось лето, и те крестьяне хотели знать, что случилось с урожаем, который они посеяли весной. Они посылали к своим селам разведчиков. Те возвращались и говорили, что урожай замечательный, но собирать его некому. Поэтому власть вывезла фабричных рабочих из городов, а также завезла россиян, чтобы собрать для них урожай».

Тут у опрашивающих свидетельницу конгрессменов должно было бы возникнуть, по меньшей мере, несколько вопросов. Если селяне сами отказывались собирать «замечательный урожай» (а таких свидетельств немало), то почему в голоде виновата Москва? Кто должен был убирать этот брошенный на произвол судьбы хлеб? И что это за «цвет нации», который во время гибели от голода своего народа питается в привилегированных столовых и поправляет свое крепкое здоровье на курорте? Но в этой связи еще более интересен другой вопрос: о каком таком уничтожении нации может идти речь, если в то время, когда крестьяне гибли от голода, а рабочие получали паек в 200 г хлеба, интеллигенции создавали такие тепличные условия?

 

Голодомор в Западной Украине

 

В публикации «Голодомор по-американски» Бориса Борисова уже рассказывалось об американском «скелете в шкафу» — Великом Американском Голодоморе. Такой же фамильный «скелет» есть и у западноукраинских культуртрегеров. Голодный мор в Советской Украине сегодня сравнивают с благополучием в это время на Западной Украине, находившейся в составе Польши, Румынии и Чехословакии. Но это совсем не так. Американская газета «Українські щоденні вісті» в 1932 году опубликовала более 93 статей о страшном голоде, царившем в населенных украинцами областях, входивших в состав этих стран, а также о голоде в США, Германии, Австрии, Франции. Так в номере газеты за 16 апреля 1932 года пишется: «Выясняются все новые и новые подробности о голоде, который охватил десятки сел Гуцульщины. В домах лежат целые семьи, попухшие от голода. От села к селу ходят толпы перемерзших, голодных гуцулов, которые просят хлеба и картофеля. Пятнистый тиф сносит в гроб сотни молодых и старых людей».







  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>