Час пик
Быстрый переход:




Все разговоры о геноциде — танцы на костях | Страница 1

Автор: Беседовала М. Чайковская




Великий голод был огромной трагедией в истории человечества, страшным потрясением, обрушившимся в XX веке на крестьянство. Но это не может оправдать тот поток лжи, к которому прибегает Ющенко и его клевреты.

 

Президент и его придворные сознательно пытаются воплотить в жизнь, внедрить в сознание украинского общества целостный идеологический проект, направленный на насаждение вражды и розни между украинским и российским народами.

 

Ученый и политик, народный депутат Украины Дмитрий Владимирович Табачник — один из самых последовательных и бескомпромиссных борцов с националистическим режимом Ющенко. Как мы уже сообщали, совсем недавно вышла в свет его очередная публицистическая книга (в соавторстве с Г. К. Крючковым) «Фашизм в Украине: угроза или реальность?». В ней не только доказывается с научной и нравственной позиций факт насаждения в Украине нынешней властью фашистской идеологии, но и провозглашается: «Единственно эффективный метод борьбы с фашистским режимом — создание общенародного антифашистского движения Сопротивления. Оно должно объединить не только политические партии без различия идеологических платформ, но и общественные, религиозные организации, профессиональные союзы, всех людей, не приемлющих оранжево-коричневую диктатуру».

По этому вопросу Дмитрий Владимирович любезно согласился дать интервью газете «Час пик». Первую часть нашей беседы мы посвятили теме голода 1932‑33 годов — как наиболее спекулятивной, если рассматривать ее в качестве средства насаждения националистической идеологии. 

— Дмитрий Владимирович, сейчас тех, кто пытается идти против официальной государственной идеологии, то есть, против «голодомора как факта геноцида», объявляют практически преступниками. Мало того, в телепередачах, на всевозможных ток-шоу можно наблюдать, как эта тема подается на эмоциональном уровне, после чего простой «пересичный» украинец готов «забросать камнями» любого усомнившегося...

— Фактически история человечества знает только два чисто политических геноцида — армян в 1894 –1916 годах и холокост 30‑х — 40‑х годов XX века. В этих трагедиях счет идет на миллионы и миллионы жертв, а особенность их связана с субъективно-политической мотивацией организаторов уничтожения армянского и еврейского народов. Обе трагедии продолжают и поныне влиять на современную политику, и сейчас трудно сказать, где заканчивается память о невинных жертвах, и начинаются политические спекуляции. В любом случае, стремление власти спекулировать на истории, использовать трагедии в интересах одного народа или себя лично приводит к обратным результатам.

Память о миллионах невинных жертв не может давать никакого преимущества сегодняшним поколениям, не являющимся ни жертвами, ни палачами. И доктрина либеральной демократии, и религиозные догматы говорят о том, что каждый человек наделен свободой воли и несет ответственность за свои личные поступки. А достижения или преступления предков или родителей не могут служить основанием для каких-либо преимуществ или репрессий в отношении их потомков. Казалось бы, азбучные истины, но, выходит, у нас они ставятся под сомнение

Совсем другое дело — политическое осуждение тоталитарного режима, сталинских репрессий: в этом вопросе и в Украине, и в России давно достигнуто согласие. Все объективные исследователи сходятся в одном: умышленно или случайно спровоцированный голод был логическим завершением политики Сталина, направленной на уничтожение крестьянина-единоличника, инструментом колхозного строительства, установления партийно-государственной диктатуры. Голод был преступлением тоталитарного режима против многонационального крестьянства на территории Советского Союза.

— О чем же говорят упрямые исторические факты?

— Сейчас в Украине вокруг страшной трагедии, постигшей практически все крестьянство европейской части Советского Союза, происходит подлая и циничная фальсификация истории — не побоюсь назвать ее «пляской на костях» умерших.







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>