Час пик
Быстрый переход:




Но будет слово его живо… | Страница 3

Автор: Ф. Артеменко






Последующие события показали, что архиепископ был прав. Плоскодонные пароходы действительно беспрепятственно заняли у Пересыпи близкую позицию.

В тяжелые дни осады Севастополя святитель Иннокентий был на его бастионах, был и в Симферополе после поражения русских войск при Альме, был и на Перекопе. Один, совершенно неожиданно, без всякого сопровождения появился архиепископ на охваченном паникой полуострове и сразу же со свойственной ему неутомимостью принялся за дело. Владыка служил в храмах и на полях боев во время сражений, когда рядом с ним свистели пули и рвались снаряды, ходил по окопам и окроплял солдат святой водой, неустанно проповедовал, посещал госпиталя, где свирепствовал тиф. Он не раз подвергался смертельной опасности, вдохновляя своим героизмом солдат и матросов. Однажды, когда архиепископ переправлялся в Севастополе с Северной стороны бухты на Южную, где кипела жестокая битва, в его катер попали ядра, и владыка чудом уцелел.

Он не только был поглощен событиями, не только все силы готов был направить к тому, чтобы облегчить трудности военного времени, он внимательно следил за всеми событиями, изучал военные карты, указывал ошибки, подавал советы. Примером того, насколько глубоко понимал архиепископ суть происходящих событий, насколько живо и с болью сопереживал все происходившее, служат его письма к обер-прокурору графу Протасову.

«После Бурлюкского (несчастного) сражения, — сообщал он в одном из писем, — наши отступили в большом беспорядке к самому Севастополю, оставив без боя и никому же гонящу две сильных позиции на Каче и Бельбеке, кои все вскоре и заняты неприятелями. Главнокомандующий придумал после сего фланговое движение и со значительным отрядом вышел из Севастополя, стал на Бельбеке к Бахчисараю, угрожая и флангу и тылу неприятельскому. Это, очевидно, было бы прекрасно, если бы у него было побольше силы, но к сожалению, мало… Сказать ли что о Бурлюкском деле?.. Позиция наша была прекрасная, солдаты шли на бой с энтузиазмом и мы, как сами неприятели говорят, могли его выиграть. Почему же не выиграли? Много вредил нам с моря флот своими огромными орудиями, много вредили штуцера неприятельские, коих у нас крайне мало; немало повредил метод действий колоннами, немало повредило то, что мы не могли употребить штыков… не надо было шутить неприятельскою высадкой, которая оказывается превосходно сгармонированной во всех отношениях; не надо было, полагаясь на храбрость свою, пренебрегать призывом вовремя достаточного числа войск, кои праздно и без нужды стоят в Николаеве и других местах; не надобно было полагаться на уверения татар в их преданности; не надобно было оставлять без внимания положение края и своих сообщений с Россией, — без всякого прикрытия; не надобно было забывать вовсе души и морали солдата, который к счастью России еще твердо верует в Бога… Проклятая гордость все губит».

В этом письме — своеобразный приговор николаевской России, проигравшей ту войну и искреннее восхищение русским солдатом.

После окончания войны Иннокентий совершил объезд епархии, проводил богослужения в городах, подвергшихся разрушениям, находил средства для восстановления поврежденных храмов. Во время поездки он заболел. Его, не раз бывавшего под обстрелом, подвергавшего жизнь опасности, подкосила болезнь. Иннокентий был вынужден вернуться в Одессу, где и скончался. В одном из стихов, написанных на его смерть, так выражена скорбь одесситов о безвременно ушедшем архиерее: «Угасло южное святило, почил великий иерарх! Но будет слово его живо в печали преданных душах!»

Иннокентий Борисов был захоронен в Одесском Спасо-Преображенском соборе. В 1997 году он был причислен к лику местночтимых святых Одесской епархии. Тогда же произошло обретение мощей святого.







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>