Час пик
Быстрый переход:




Правопохоронительные… | Страница 1

Автор: Иван Северский




Свобода бесправия

Не так давно «1+1» провел цикл передач «Жесть мундира». Журналисты поведали о пытках и издевательствах в застенках нашей милиции. После первых же вышедших в эфир сюжетов автор цикла Жан Новосельцев оказался под таким градом угроз, что СБУ приставила к нему охрану. Но наиболее показательной стала реакция «полевого командира Майдана» и «правозащитника», министра внутренних Луценко: он обвинил телекомпанию в выполнении социального заказа по дискредитации милиции. Такого давления власти на неугодных журналистов не было даже в период правления «тирана» Кучмы.

 

В одном из южных районов Одесской области сложилась беспрецедентная ситуация: местный райотдел милиции оказался на грани… исчезновения. Подчеркнем: не ликвидации или реорганизации, а именно исчезновения — по «примеру» «Красной книги» (мы не уточняем географию, чтобы не повредить нашим информаторам и во избежание террора со стороны «луценковской гвардии»).

Сначала появилась информация о том, что сотрудники РО ГУМВД в массовом порядке увольняются по собственному желанию, а затем стало известно о назначении нового начальника РО, хотя прежний проработал на своем посту всего лишь семь месяцев — гораздо меньше, чем каждый из его предшественников.

Что же происходит в милиции на местах?

 

Все прогнило, полное разложение…

 

Ради сохранения пресловутой «чести мундира» блюстители правопорядка не спешат рассказывать о своих проблемах. Однако нам удалось побеседовать с бывшим сотрудником милиции, который посвятил службе много лет, но, в конце концов, был вынужден уйти. То, что он рассказал, повергло в настоящий шок. Даже при том, что сегодня уже никого не удивишь историями о тотальной коррупции и злоупотреблении служебным положением…

— За минувший год из райотдела уволились 33 (!) сотрудника, причем 20 из них — за октябрь, ноябрь и декабрь, — говорит наш собеседник. — Это почти половина личного состава РО ГУМВД! Фактически райотдела нет — дошло до того, что некого направить в дежурную часть. В нескольких селах нет участковых, хотя до недавнего времени их штат был почти полностью укомплектован.

Почему же люди бегут из милиции? С приходом нового начальника все показатели нашей работы резко пошли вниз, а ведь показатели (процент раскрываемости, количество возбужденных уголовных дел, число раскрытых преступлений прошлых лет и т.д.) — это по-прежнему основной критерий оценки деятельности райотдела со стороны вышестоящего начальства. Падают показатели — нам «выдают» по полной программе, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Дело в том, что у нашего начальника не сложились отношения с прокуратурой и судом. В каком смысле? Скажем так: он начал проявлять некоторую самостоятельность, но ему доходчиво объяснили: «Ты здесь никто, и зовут тебя никак». Можете верить, можете — нет, но ситуация в органах такая. Как известно, надзор за деятельностью милиции осуществляет прокуратура. Она следит (формально!) за соблюдением законности, принимает решения о возбуждении, отказе в возбуждении или закрытии уголовных дел, оценивает качество следствия и, наконец, оставляет за собой последнее, решающее слово относительно передачи дел в суд. Соответственно, от позиции прокуратуры в этих вопросах напрямую зависят показатели работы РО, а это в свою очередь — его рейтинг в областном УМВД, новые звания, должности, премии и тому подобное. Так вот, пользуясь своей властью, прокуратура требует от милиции денег за «надлежащее» сопровождение уголовных дел. Но так, «по мелочи»: за каждое открытое уголовное дело — 100—150 долларов, в зависимости от «статуса» преступления. Эту «дань» у нас собирает начальник отделения (не будем конкретизировать), который, к тому же, на личном уровне ладит с одним из руководящих работников прокуратуры. И собирает не с кого-нибудь, а с сотрудников райотдела. В год набегает немного — до двух с половиной тысяч долларов. Конечно, для нашей прокуратуры это так, на карманные расходы, но ведь деньги на дороге не валяются, так что никто не брезгует…







  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>