Час пик
Быстрый переход:




Между Ланжероновской и Дерибасовской | Страница 1

Автор: Ф. Артеменко




Кто из одесситов, интересующихся историей родного города, не читал повести «Зеленый фургон» Алексея Казачинского, или как минимум не смотрел одной из его экранизаций? И кто не помнит приключения отца Володи Патрикеева, вынужденного пересекать «границу», проведенную в центре города между войсками Антанты, петлюровцами и добровольцами-белогвардейцами? Возможно, кому-то казус, случившийся с профессором Патрикеевым, мог показаться абсурдом. Но, увы: все, что описано в повести, было правдой.

 

Вот как описывает автор «Зеленого фургона» события девяностолетней давности: «Половиной города владело войско украинской директории и половиной – Добровольческая армия генерала Деникина. Границей добровольческой зоны была Ланжероновская улица, границей петлюровской – параллельная ей Дерибасовская. Рубежи враждующих государственных образований были обозначены шпагатом, протянутым поперек улиц. Квартал между Ланжероновской и Дерибасовской, живший меж двух натянутых шпагатов, назывался нейтральной зоной и не имел государственного строя. За веревочками стояли пулеметы и трехдюймовки, направленные друг на друга прямой наводкой».


Что сказать… Картина яркая. Можно разве добавить, что писатель сделал ее ярче, дополнив несколькими мазками. Но от этого она не стала более правдивой. Хотя на самом деле все это было. И деникинцы, и петлюровцы, и французы, и граница внутри города. Двое — и даже троевластие в украинских городах не было чем-то из ряда вон выходящим во времена всеобщей смуты на просторах бывшей Российской империи. И в Одессе все это было. И не единожды.

Впрочем, обо всем по порядку. 29 апреля 1918 года Павел Скоропадский при поддержке германских оккупационных властей совершает государственный переворот. Организатор переворота провозглашен гетманом, а Украинскую Народную Республику сменила Украинская держава. Время его правления было периодом относительной стабильности и некоторого оживления деловой активности, бурных спекуляций и одновременно, серьезной культурно-просветительной работы со стороны государства. Именно со времен гетмана ведет отсчет своей истории Одесский политехнический институт.

Впрочем, это было скорее видимость, чем реальность. Опорой гетманского режима были германские и австрийские оккупационные силы. По всей стране то здесь, то там вспыхивали восстания крестьян, недовольных возвращением старых порядков и поведением оккупационной армии. Очевидно, опасаясь антинемецких настроений среди русского офицерства, немцы всячески препятствовали формированию новой украинской армии.

Власть в Одессе в мае 1918 года перешла к городскому атаману (градоначальнику генералу В. Мустафину). Впрочем, его власть не была прочной. Как вспоминает член Союза возрождения России Венедикт Мякотин, «Одесское население в массе своей прежде всего не чувствовало себя украинским, и попытки власти насильственно украинизировать его и в частности провести такую украинизацию через школу вызывали в нем крайне несочувственное отношение. В дальнейшем это несочувствие власти еще укреплялось общей реакционной политикой ее и ее местных агентов, в частности, Одесского градоначальника Мустафина, упорно стремившегося восстановить в Одессе порядки дореволюционной эпохи. Между прочим, этот начальник добился закрытия одесской городской думы, избранной в 1917 году, и передачи городского хозяйства в ведение старой, дореволюционной управы». Впрочем, власть Мустафина распространялась в лучшем случае, на центр города. В предместьях господствовал Мишка Япончик.

В ноябре 1918 года в Германии происходит революция. 11 ноября немецкая делегация подписывает Компьенское перемирие, положившее конец Первой мировой войне. В Украине же вспыхивает восстание против гетмана, возглавляемое Директорией. В ситуацию на Юге поспешили вмешаться победители — страны Антанты, которых совсем не устраивала победа Петлюры. Директория, состоявшая из представителей украинских социалистических партий, выдвинула радикальные лозунги. В глазах антантовских интервентов, русских офицеров, представителей зажиточных классов петлюровцы были не лучше большевиков. Их власть могла принести с собой не только столь нелюбимую ими украинизацию, но и нечто гораздо более серьезное — передел собственности.







  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>