Час пик
Быстрый переход:




Между Ланжероновской и Дерибасовской | Страница 3

Автор: Ф. Артеменко






Казалось бы, чаша весов склонялась в пользу Директории. Но ее власть в Одессе продержалась не больше недели. Как это нередко бывает в таких ситуациях, многое решила воля одного человека. Таким человеком оказался генерал Алексей Гришин-Алмазов, посланный генералом Деникиным для участия в Ясском политическом совещании, где присутствовали военные и дипломатические представители стран Антанты и США и русская делегация.

Гришин-Алмазов достиг соглашения с французским консулом Энно, принял на себя командование добровольческим корпусом и отдал приказ находившимся на «Саратове» офицерам сойти на берег. Василий Шульгин вспоминал об этом случае: К этим саратовцам явился новоиспеченный диктатор и сказал:

— Я назначен консулом Энно и представителем Деникина в Одессе Шульгиным главным начальником военных отрядов Добровольческой армии. Потрудитесь мне повиноваться.

Тут для меня впервые обозначилась магическая повелительная сила у Гришина-Алмазова. Повелевать — это дар Божий. Саратовцы подчинились. Диктатор в течение нескольких дней учил их, как простых солдат, умению повиноваться. Отшлифовав их таким образом, он бросил их в бой.

Против кого? Против большевиков, украинцев и примыкавших к ним, которые захватили Одессу и, в частности, «французскую зону», примыкавшую к гостинице, где жил консул Энно».

Вечером 16 декабря завязались бои между войсками УНР и добровольческим отрядом Гришина-Алмазова, который десантировался с борта «Саратова» и начал продвигаться по Польскому спуску в центр Одессы. Белогвардейцам помогали польские отряды.

«Саратовцы дрались прекрасно, но были малочисленны, — продолжает рассказ Шульгин. — К концу дня Гришин-Алмазов пришел ко мне: «Формально мы победили, но потери есть. Если мы продержимся ночь, за завтрашний день я ручаюсь».

Тем не менее ситуация еще явно могла склониться в ту или другую сторону. И у войск Директории, и у белогвардейцев сил было маловато. Решающее слово сказали союзники, которые предпочли более понятных им добровольцев, нежели петлюровцев, вызывавших подозрение своими социалистическими лозунгами.

Шульгин так описывал продолжение одесской эпопеи: «Фактически французская интервенция на юге России началась. В Одесский порт прибыли французские суда с небольшим числом пехоты. Во главе их стоял французский генерал Бориус. Они познакомились в моем присутствии. Я представил Гришина-Алмазова Бориусу, который сказал, кажется, по поводу украинствующих: «Ваши друзья — наши друзья. Но мы драться не будем». Гришин-Алмазов ответил: «На это мы и не рассчитываем. Драться будем мы».

Бориус спросил:

— А что Вам нужно от меня?

— Несколько офицеров-французов.

— Зачем?

— Затем, чтобы они были свидетелями того, как мы будем драться.

Бориус очень обрадовался: «Назначаю вас военным губернатором Одессы!».

Генерал Бориус потребовал от петлюровцев, чтобы они очистили город. Получив отказ, он полностью доверился Гришину-Алмазову и его добровольцам. Французы оказали белым только огневую поддержку со своей эскадры. Инициатива Гришина увенчалась полным успехом. Через сутки Одесса была взята под контроль добровольцами, а петлюровцы отошли к северу и встали полукольцом вокруг города».

Как пишет одесский историк Виктор Савченко, «Одесса была разбита на зоны контроля: добровольческую, французскую, польскую, что вызвало многовластие и усиливало хаос в городе. Блокада Одессы армией УНР (фронт проходил у станции Дачная) прекращение подвоза продовольствия привели к голоду в 600‑тысячном городе и к «продовольственным беспорядкам».

В самой же Одессе установилась диктатура генерала Гришина-Алмазова, хотя реальная власть была в руках французских интервентов. Но это уже совсем другая история.







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>