Час пик
Быстрый переход:




Между Ланжероновской и Дерибасовской | Страница 3

Автор: Ф. Артеменко






Казалось бы, чаша весов склонялась в пользу Директории. Но ее власть в Одессе продержалась не больше недели. Как это нередко бывает в таких ситуациях, многое решила воля одного человека. Таким человеком оказался генерал Алексей Гришин-Алмазов, посланный генералом Деникиным для участия в Ясском политическом совещании, где присутствовали военные и дипломатические представители стран Антанты и США и русская делегация.

Гришин-Алмазов достиг соглашения с французским консулом Энно, принял на себя командование добровольческим корпусом и отдал приказ находившимся на «Саратове» офицерам сойти на берег. Василий Шульгин вспоминал об этом случае: К этим саратовцам явился новоиспеченный диктатор и сказал:

— Я назначен консулом Энно и представителем Деникина в Одессе Шульгиным главным начальником военных отрядов Добровольческой армии. Потрудитесь мне повиноваться.

Тут для меня впервые обозначилась магическая повелительная сила у Гришина-Алмазова. Повелевать — это дар Божий. Саратовцы подчинились. Диктатор в течение нескольких дней учил их, как простых солдат, умению повиноваться. Отшлифовав их таким образом, он бросил их в бой.

Против кого? Против большевиков, украинцев и примыкавших к ним, которые захватили Одессу и, в частности, «французскую зону», примыкавшую к гостинице, где жил консул Энно».

Вечером 16 декабря завязались бои между войсками УНР и добровольческим отрядом Гришина-Алмазова, который десантировался с борта «Саратова» и начал продвигаться по Польскому спуску в центр Одессы. Белогвардейцам помогали польские отряды.

«Саратовцы дрались прекрасно, но были малочисленны, — продолжает рассказ Шульгин. — К концу дня Гришин-Алмазов пришел ко мне: «Формально мы победили, но потери есть. Если мы продержимся ночь, за завтрашний день я ручаюсь».

Тем не менее ситуация еще явно могла склониться в ту или другую сторону. И у войск Директории, и у белогвардейцев сил было маловато. Решающее слово сказали союзники, которые предпочли более понятных им добровольцев, нежели петлюровцев, вызывавших подозрение своими социалистическими лозунгами.

Шульгин так описывал продолжение одесской эпопеи: «Фактически французская интервенция на юге России началась. В Одесский порт прибыли французские суда с небольшим числом пехоты. Во главе их стоял французский генерал Бориус. Они познакомились в моем присутствии. Я представил Гришина-Алмазова Бориусу, который сказал, кажется, по поводу украинствующих: «Ваши друзья — наши друзья. Но мы драться не будем». Гришин-Алмазов ответил: «На это мы и не рассчитываем. Драться будем мы».

Бориус спросил:

— А что Вам нужно от меня?

— Несколько офицеров-французов.

— Зачем?

— Затем, чтобы они были свидетелями того, как мы будем драться.

Бориус очень обрадовался: «Назначаю вас военным губернатором Одессы!».

Генерал Бориус потребовал от петлюровцев, чтобы они очистили город. Получив отказ, он полностью доверился Гришину-Алмазову и его добровольцам. Французы оказали белым только огневую поддержку со своей эскадры. Инициатива Гришина увенчалась полным успехом. Через сутки Одесса была взята под контроль добровольцами, а петлюровцы отошли к северу и встали полукольцом вокруг города».

Как пишет одесский историк Виктор Савченко, «Одесса была разбита на зоны контроля: добровольческую, французскую, польскую, что вызвало многовластие и усиливало хаос в городе. Блокада Одессы армией УНР (фронт проходил у станции Дачная) прекращение подвоза продовольствия привели к голоду в 600‑тысячном городе и к «продовольственным беспорядкам».

В самой же Одессе установилась диктатура генерала Гришина-Алмазова, хотя реальная власть была в руках французских интервентов. Но это уже совсем другая история.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>