Час пик
Быстрый переход:




Мафиозная группировка под носом у государства


Прошло больше года со времени публикации в «Час пик» серии материалов о группировке «черных» квартирных маклеров. «МИАР» — это слово у огромного числа пострадавших людей вызывает смешанные чувства негодования и брезгливости, а у многих — и страха. Страха не только перед наглостью мошенников, но и перед беспомощностью и беспринципностью закона, всей правоохранительной системы.

Но есть и второе слово — надежда. «Надежда» — так звучит название общественной правоохранительной организации, которая уже не первый год открыто борется с мафией, и только благодаря этой беспрецедентной борьбе достигнуты значительные результаты в продвижении дела.

Вкратце напомним его суть. Как мы уже однажды определили понятие «МИАР» — это собирательное название разветвленной сети организаций, действовавших с целью захвата недвижимости и финансовых средств граждан. Работает эта одесская группировка уже более десяти лет, и за этот период от ее деятельности пострадало более 400 семей! При помощи разнообразных мошеннических схем у людей отбирали квартиры и деньги. Хотя среди пострадавших было немало беззащитных стариков и алкоголиков (многие из которых, как это часто бывает в подобных ситуациях, просто «пропали без вести»), большинство жертв аферистов — обычные люди, которым просто не хватило жизненного опыта и чувства бдительности.

Значительная часть пострадавших объединились в правозащитную организацию «Надежда» во главе с двумя лидерами этого «движения сопротивления» — Л. В. Барановой и Н. М. Мигулевой. Организация сосредоточила в своих руках огромное количество документов, которые фактически являются параллельной доказательной базой для следствия. Именно благодаря деятельности «Надежды» на определенном этапе стало невозможным спустить это дело на тормозах, как этого явно и недвусмысленно хотели определенные силы в правоохранительной системе.

Сегодня, благодаря широкой огласке, ситуация не стоит на месте, но если оценивать в целом, продвигается не с той скоростью, которой можно было бы ожидать, учитывая масштабы дела, огромную документальную базу, количество как пострадавших, так и подозреваемых в тяжких преступлениях. Сам факт открытого и наглого существования под носом у государства серьезной мафиозной структуры должен был «вдохновить» различные ветви власти на более решительные, недвусмысленные действия с одной целью — поставить, наконец, жирную точку во всей этой истории.

Но до точки еще, к сожалению, далеко. И тот факт, что правозащитники из «Надежды» периодически обращаются в средства массовой информации и освещают происходящие события, не может быть расценен как «давление» на следствие или на суд — скорее, это сигнал. Сигнал для всех — и для общества, и для тех, кто рассчитывает уйти от ответственности, и для представителей власти, политиков и чиновников, которые не проявляют необходимой воли, чтобы в этом резонансном деле назвать вещи своими именами.

Несмотря на то, что в Малиновском суде Одессы сейчас идет судебный процесс, а Генеральная Прокуратура Украины возбудила 32 новых дела и ужесточила формулировку обвинений, преступники, находящиеся на свободе, не собираются останавливаться. Сегодня они меняют схемы своих грязных махинаций, пытаются сохранить награбленные средства путем внесения наличных на банковские депозиты — и это при том, что частично их имущество и счета арестованы. Лишь один пример: как стало известно из письма Государственной Налоговой Администрации в Одесской области, глава группировки «МИАР» А. Е. Микулич, находящийся в розыске, за три месяца (!) положил через кассу банка на депозитный счет 12,4 миллиона гривень! При этом ГНА не проявляет никакой заинтересованности в расследовании такого вопиющего факта, хотя имеет на то свои полномочия и инструменты.

Наши политики могут сколько угодно рассказывать о необходимости борьбы с коррупцией, но убедить они нас смогут только конкретными действиями. В случае с «МИАРом» проникновение спрута мафии в различные структуры власти приобрело такой масштаб, что речь может идти об угрозе национальной безопасности страны (особенно если учесть, что в деле есть и следы по наркоторговле, и случаи необъяснимых смертей, исчезновения людей).

Можно сказать, что это дело уже приобрело огромное, общественно значимое звучание. Молчать и бездействовать в данном случае — это фактически попустительствовать преступникам.

Редакция «Час пик» и дальше будет стараться информировать читателей о событиях по делу «МИАРа».





  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>