Час пик
Быстрый переход:




Последний акт трагедии | Страница 1

Автор: Федор Артеменко




Кто не помнит фильм «Котовский», когда конница бывшего «вора в законе», превратившегося в лихого комбрига, вступает в Одессу и сам Котовский выходит на сцену Оперного театра. Сцена эффектная, но также далека от правды, как и представленная в кинофильме биография красного командира. Все было гораздо банальнее и одновременно трагичнее. 8 февраля 1920 года Котовский вошел в город без боя. Да и сдали ему Одессу отнюдь не белогвардейцы, а их бывшие союзники из Украинской Галицкой Армии, которые к тому моменту были здесь единственной властью.

Осенью 1919 года, войска УНР оказались в «треугольнике смерти», зажатые частями Красной Армии, Добровольческой Армии Деникина и поляками. Не хватало одежды, сапог, медикаментов. Эпидемия тифа буквально косила людей. В этих условиях командующий Украинской Галицкой Армией генерал Мирон Тарнавский заключает сепаратный договор с деникинцами, и переходит в его подчинение. Враг моего врага — мой друг. Добровольческая Армия воевала за «единую и неделимую», следовательно, поляки, оккупировавшие к тому времени Галицию и Волынь, были их врагами. Единственным условием галичан было не воевать против своих, то есть против УНР.

К слову сказать, УГА была наиболее дисциплинированной и организованной частью войск УНР. Прошедшие австрийскую военную школу, солдаты, как правило, не позволяли себе тех бесчинств, которыми уже «прославились» отдельные петлюровские атаманы.

На основании договора, УГА должна была перейти в район Балты-Бирзулы (ныне Котовска) и затем Одессы. В Одессе предполагалось организовать больницы для тифозных, приюты для выздоравливающих и сборный пункт для здоровых. Армии должны были выделить одежду, оружие и обмундирование.

Впрочем, время для союза с Деникиным не было удачным. В конце 1919 года его армия, потерпев от «красных» жестокое поражение, откатывалась на Юг. В январе «белые» владели только частью нынешних Херсонской и Одесской областей. В таких условиях Деникин не мыслил удерживать Одессу, на чем настаивали миссии стран Антанты, которых интересовал порт — через него осуществлялось бы снабжение Добрармии.

Однако сама армия уже начала разлагаться. Командование упускало из рук нити управления и связи между штабами и отдельными частями, катастрофически падала дисциплина. В Одессе насчитывалось около 80 тысяч вооруженных людей, в основном офицеров. Однако большинство из них не горело желанием спешить на фронт.

Очевидец событий сотник УГА Владимир Бемко вспоминал: «Кафе и рестораны переполнены. В магазинах полно разных продуктов, начиная от белого хлеба и напитков. Одесса развлекалась! Если говорить о настроениях основной массы, то гражданское население вообще войной не интересовалось, не волновало их и бегство деникинцев — все еще верили, что Антанта не пустит большевиков в Одессу».

Белогвардеец Ф. Штейман, вспоминал: офицерство было настолько деморализовано, что никто не думал о сопротивлении: «Каждый мечтал только о том, чтобы получить как можно больше казенных средств, обменять их на валюту и быстрее бежать за границу».

Это свидетельство полностью совпадает и с наблюдениями других. В дневнике командования УГА от 26 января содержится такая запись: «Наши офицеры рассказывают, что в Одессе устрашающе развилось грабительство и бандитизм, в котором принимают участие добровольческие офицеры. После 6‑ти часов опасно показываться на улице, всю ночь по городу стрельба. Офицеров в Одессе несколько тысяч, и все занимаются спекуляцией. Многие из них уже сорвали погоны и думают только, как выехать за границу. В целом не обсуждается серьезно мысль о сопротивлении — каждый думает о собственном спасении. Украинцы в Одессе довольно сильно организованы. Они… желают прихода УГА, чтобы воцарился порядок и безопасность… замышляют сделать переворот и взять власть в свои руки».







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>