Час пик
Быстрый переход:




Хан Батый еще не пришел, но уже близко… | Страница 2

Автор: Анна Исаева





История и несправедливость

 

Начать необходимо с истории, ведь она у города Вилково уникальна. Первые люди в дельте Дуная появились в XVII веке. Это были донские казаки. Под предводительством Кондратия Булавина и атамана Игната Некрасова они осмелились поднять бунт против царского правительства, но были разбиты правительственными войсками.

Донские казаки, надо сказать, давно были не в милости российского царя, поскольку являлись старообрядцами, не согласившимися с реформами Патриарха Никона (1653 г.), проводимыми при поддержке государя Алексея Михайловича с целью привести русскую церковную практику в полное согласие с церковью Константинопольской — по политическим мотивам.

Те, кто не пожелали креститься тремя перстами и соблюдать некоторые другие нововведения в чинах и обрядах христианского богослужения, были объявлены раскольниками, подверглись гонениям, многие были казнены. Большинство старообрядцев ушли в сибирскую глушь, другие — на Дон. Именно им впоследствии пришлось спасать свою свободу совести в непроходимых зарослях дунайской дельты (эта территория принадлежала Османской империи).

На первый взгляд, среди болот дельты выжить человеку было невозможно. При весенних паводках и сильных ветрах со стороны моря острова заливало водой. Но старообрядцы не просто выжили, а, работая неустанно, осушили топи, вручную проложив километры малых и больших каналов. Они действовали по образу и подобию Божьему, который, как сказано в Ветхом Завете, создавая этот мир, отделил твердь от воды.

Чуть позже на Нижний Дунай пришла новая волна переселенцев — здесь от царского правительства спасались запорожские казаки.

В дальнейшем беспощадная история сводила в боях братьев по крови. Но, как бы там ни было, потомки былых бунтарей, способных пойти супротив царя, если тот посягнул на их волю и средства к существованию, живут в дельте Дуная и поныне. Они сумели сохранить свою религию, твердые моральные устои, мудрые традиции и самобытный характер — стоический в основе и добрый извне.

Историки, фольклористы, филологи видят в местном населении живой «осколок» XVII века, который благодаря обособленному существованию и замкнутости, свойственной старообрядцам (в Вилково их 70 процентов), сохранился до наших дней.

Таким образом, сегодня можно говорить о наличии на юге Одесщины отдельного этносоциального организма, субэтноса. Согласно ст. 10 Закона Украины «О национальных меньшинствах», государство гарантирует им «право на сохранность среды обитания в местах их исторического и современного расселения».

Подчеркнув данное положение, вкратце скажем о современной истории. Украинская часть дельты стала заповедной с 1973 года — здесь был создан Дунайский филиал Черноморского государственного заповедника. В 1994 году в рамках проекта «Сохранение биологического разнообразия дельты Дуная», Всемирный Банк выделил Украине грант в сумме 1,5 миллиона долларов. Условие было одно — чтобы в заповедной зоне не велась хозяйственная деятельность. Это, по сути, означало, что коренные жители лишаются средств к существованию.

Спустя некоторое время Дунайский биосферный заповедник решением ЮНЕСКО был занесен в Планетарную сеть биосферных заповедников ЮНЕСКО. Таким образом, территория обитания потомков донских и запорожских казаков была объявлена «мировым достоянием». С этого момента жители Вилково перестали чувствовать себя хозяевами на земле, которую их предки в буквальном смысле создали своими руками.

Нельзя не сказать о том, что в советский период, который еще не забыт, уделялось внимание развитию этого края.

 

Не живу, и жить не имею права…

 

— Я родился в 1945‑м году на острове Анкудинов, и вырос там, — рассказывает житель малой Венеции Аким Петраков. — На нашем острове были построены электростанция, клуб и магазин. Каждый день привозили почту. Работала семилетняя школа, шесть классов которой я закончил. Потом эту школу сократили, она стала четырехлетней, а после сильного наводнения закрыли совсем. Когда не стало школы, жители острова, у которых были дети, вынуждены были перебираться на постоянное место жительство в Вилково. На островах остались в основном пожилые. Лично у меня на Анкудинове есть хатка, которая досталась мне в наследство от матери. Но когда оформлял документы, мне написали, что на острове — только приусадебный участок. Тогда по наивности я не разбирался, в чем разница между домовладением и участком. А теперь мне объясняют: в документах жилой дом не значится, значит, я там не живу, и жить не имею права!







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>