Час пик
Быстрый переход:




Хан Батый еще не пришел, но уже близко… | Страница 6

Автор: Анна Исаева






 

В последнее время вновь обострилось противостояние между дирекцией Дунайского биосферного заповедника, который подчиняется НАНУ, и Минприроды. Информация об этой «войне» уже выплеснулась на страницы газет. Разумеется, и та, и другая сторона отстаивают свою правоту. Однако местные жители, с которыми мне удалось пообщаться, склонны считать, что для чиновников вышеупомянутых ведомств дельта — не только объект сугубо научного интереса. Имеются у них и другие интересы (Вилково — городок маленький, здесь как на ладони видно, кто и чем занимается).

Когда паны дерутся… Минприроды пошел на принцип и запретил использование природных ресурсов, мотивируя тем, что заповедник не провел зонирование. В результате этого запрета без средств к существованию остались как рыбаки, так и заготовители камыша.

Жители Вилково крайне возмущены: что за политика в Украине — пеликаны охраняются законом, баклана трогать не смей, а с людьми, населяющими эту же дельту, можно поступать как заблагорассудится? Можно лишить земли. Можно лишить куска хлеба. Можно плюнуть в душу.

…В небо взмыла серая цапля. На берегу, заросшем старыми ивами, — святыня староверов, знак, где когда-то была церковь. Сходим на пустынный островок. Лампадка у иконы Успения Божьей Матери на ветру потухла, и мой проводник тщетно пытается ее зажечь отсыревшими спичками.

Не прошло и двух минут, как к берегу причалил пожилой человек — посмотреть, кто оказался у иконы и что собираются делать. Убедившись, что святыне ничего не угрожает, Иван Иванович Таранов стал рассказывать, что недавно старую икону украли, и жители островов собирали по 300 гривень, чтобы установить новую.

— Выбивают нас отседова, — стал возмущаться Иван Иванович. — Землю всю вокруг скупают. Мой сосед, например, уже продал свой участок. Дали по 300 долларов за сотку. А у него было 50 соток. Ну и что? Никто теперь этот огород не обрабатывает, он позарастал камышом. Эти городские думают, что летом только на дачу будут приезжать. А работать? У нас такая земля: если хозяин спину не гнет, она уходит под воду.

Отчаливая от берега, Иван Иванович заключил:

— Если нас выживут, как индейцев в Америке выживали, если земли выкупят, все в Вилково прахом пойдет.

…Белые чайки, дочери воды и ветра, планируют над нашей лодкой. Мимо проносятся ухоженные огороды с маленькими побеленными хатками, заброшенные участки, поросшие камышом, и каменные «маетки», окруженные забетонированными каналами. Что не дача — то должность (мой проводник знает все).

Как подметил один заядлый путешественник, «Вилково — это город, из которого не уезжают». Действительно, достаточно один раз вдохнуть здешний воздух, чтобы появилось желание вновь и вновь возвращаться в эту тишину. И те, у кого есть возможности, свои желания реализуют.

Беда в том, что приезжие строят «хатынки» на свой вкус и лад, большей частью в канадском стиле, не задумываясь над местными архитектурными традициями. Мне трудно представить, что какой-нибудь «новый русский» купит в Венеции, скажем, на канале Святого Марка дом, снесет его и соорудит на освободившемся месте конструкцию на свой вкус, например, в стиле «хай-тек». И при этом перекроет доступ к воде, заявив, что территория — его частная собственность. Но в Украине деньги делают все. И это — третий аспект, который не дает спокойно спать потомкам донских и запорожских казаков.

Разве мало у нас дачных поселков, где «владельцы заводов, газет, пароходов» соревнуются меж собой в вычурности и дороговизне особняков? Зачем же в такой, к тому же отталкивающий «евростандарт» превращать украинскую Венецию, входящую во все, в том числе и международные, туристические маршруты? Городок интересен своим первозданным видом — с белыми хатками, стены которых набиты камышом, а сверху помазаны обычным илом!







  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>