Час пик
Быстрый переход:




Причерноморье глазами разведчика | Страница 2

Автор: Андрей Черноусов, Фонд стратегической культуры, Киев






Джесс писал, что по побережью было построено 14 фортов. Эти форты, за исключением находящихся в Анапе и Сухум-Кале, были построены войсками, направленными из Севастополя. Укрепления, по его свидетельству, были весьма внушительными сооружениями. Основные форты — это земляные сооружения, отдельные из которых обносились частоколом. Эти укрепления обычно строились на реке и со стороны реки, если позволяла глубина, защищались канонерскими лодками. На выбор места форта влияло даже наличие ручья. «Со слов русского офицера, стакан воды часто стоил им стакана крови. Значительную помощь черкесам во взятии фортов оказывали польские офицеры, дезертировавшие с русской службы». В фортах он отмечал жестокие эпидемии лихорадки.

После посещения Севастополя английский разведчик замечает: «Севастополь нужно надежно блокировать, либо уничтожить флот в бухтах… Несомненно, что его уничтожение нанесет серьезный удар по русским». Он оценивает флот и инфраструктуру не менее чем в 20 миллионов фунтов стерлингов. Стоимость одних укреплений — 7 миллионов.

Находясь в Севастополе, Джесс не мог не осмотреть и строящиеся береговые батареи, отметив их слабые стороны: «Константиновская, Александровская и Николаевская батареи построены из инкерманского камня. Качество кладки вызывает сомнение. Ярусы в батареях используются как казармы, в промежутках между пушками живут по 10 человек. Отапливаются печками. Походные кухни находятся в конце яруса. Есть печи для нагрева ядер. Существуют серьезные трудности с вентиляцией. Для нее использовали печные трубы, окна с тыльной стороны и амбразуры. При стрельбе батареи наполняются дымом, и это создает трудности личному составу. Батарея обеспечивают поддержку одна другой, что соответствует принципам фортификации, но они уязвимы для атак с суши».

Интересно описание Джессом адмиралтейства и кораблестроения в Николаеве: «Судостроительный завод обширный, но не все золото, что блестит. Корабли ничем не накрыты. Из четырех линейных кораблей, находящихся на стапелях, был «Двенадцать апостолов». Его размеры превышали размеры корабля «Ройял Вильям» британского флота. Используемое для строительства дерево очень низкого качества. Его надстройка открыта воздействию солнца, а нижняя палуба на два дюйма залита дождевой водой. А ведь этот корабль должен быть спущен на воду через несколько дней! Большинство военных кораблей, которые строятся здесь, строятся по английским чертежам. Некоторые чертежники получили образование на наших заводах. Измерительные приборы поставлялись из Мюнхена, а хронометры из Англии. В общем, корветы и шхуны оснащаются с большим вниманием. Большие суммы денег ассигнуются на деревянную резьбу. Используется красное и палисандровое дерево. Когда корабли укомплектованы экипажами, они производят намного лучшее впечатление, чем флот заслуживает. За исключением того, что можно спрятать под двумя навесами, все остальные материалы подвержены влиянию погоды, в том числе дуб, привезенный из Польши. Под навесом хранится первоклассный лесоматериал, из которого строят гички, тендеры и яхты. На судах, заложенных две недели назад, в обшивных досках обнаружены трещины в четверть дюйма. Наблюдается отсутствие навесов для сушки дерева. Дерево используется вскоре после поступления на завод. Так как в Николаеве нет сухих доков, корабли сушатся прямо на стапелях. Весь период строительства корабли подвержены воздействию погодных условий. Для строительства используются не выдержанные лесоматериалы, поэтому корабли очень похожи на корабль «Варшава», который я видел в Севастополе. Он почти не пригоден для плавания после восьми лет эксплуатации. Половина корабельного состава не смогла бы выдержать непогоду в зимнее время на Черном море. На Николаевском заводе занято более трех тысяч человек. Почти все они государственные крестьяне. От их работы нельзя ждать хорошего результата. Многие из них, как и в Севастополе, лица, задержанные за отсутствие паспорта, некоторые беглые крестьяне и дезертиры из армии. Многие прилично выглядят, но есть и осужденные в тяжелых цепях. На заводе есть только две пары пил. Отмечаются трудности с поставкой обшивных досок. Часто случается, что корабельные плотники бездельничают из-за отсутствия материала. Имеется в наличии токарный и сверлильный станок и тали. Все оборудование английского производства, как и в большинстве по России».







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>