Час пик
Быстрый переход:




Владимир Дергачев: «Пути преодоления дефолта украинской государственности» | Страница 3






Президент должен быть не «арбитром нации», который не знает, чем заняться, а нести реальную ответственность за исполнительную власть. Что у нас получается? В сложнейшее время кризиса Президент выясняет отношения с Премьер-министром, выступает в роли проповедника, думает о предстоящих выборах — все, что угодно, только не отвечает за положение в стране.

В Соединенных Штатах, не самой бедной стране мира, президент является главой исполнительной власти, имеет всю полноту ответственности, и при этом никто не страдает от отсутствия должности премьер-министра. Там не могут себе позволить распыление ответственности, содержание некоего «посредника от власти». У нас же президент превратился в почетного барина, который разъезжает по миру и занимается совсем не теми вопросами, которые волнуют народ. Не слишком ли большая роскошь для бедной европейской страны?

— У Президента Кучмы в свое время было больше полномочий, чем сегодня у Ющенко, и он фактически управлял исполнительной властью…

— Управлял, но тоже не нес никакой ответственности. Все промахи списывались на очередного стрелочника-премьера, и его меняли на следующего. Кстати, и предыдущий президент, и нынешний одинаково внесли в 2004 году лепту в ослабление президентской власти в Украине. Они пошли на сговор: один — чтобы сохранить бизнес своей семьи и гарантии безопасности, другой — чтобы прийти к власти любым путем. Это было основой компромисса, когда предыдущая власть уступила и сдалась «оранжевым», хотя по всем европейским нормам третий тур выборов был нелегитимен, а значит, и нынешний Президент также нелегитимен.

— Понятно, что Украине нужно выбрать что-то одно — или президентскую, или парламентскую форму правления. Такое впечатление, что элита до конца не определилась, чего она хочет. Кто-то говорит о ликвидации института президентства, кто-то — об избрании его в парламенте. Сильный премьер-министр, на ваш взгляд, не заменит нам президента?

— В любом случае, это должен быть один человек, отвечающий за исполнительную власть. Я считаю, что украинскому менталитету ближе именно сильный президент. Даже в самом слове «премьер-министр» не содержится необходимой силы и звучания. Сравните: канцлер в Германии — это нечто большее, чем премьер. Это звучит почти как «царь». Собственно говоря, нормальная парламентская республика — это больше европейская традиция, наработанная десятилетиями. Нам до нее еще далеко. А сильный «гетман» — президент — это наше.

— Кто может претендовать на описанную Вами роль? У нас по-прежнему только три варианта (всем известные)? Или можно рассматривать представителей нового поколения политиков — Яценюка, например?

— Все три основные политические силы настолько скомпрометировали себя, настолько много сделали для раскола страны, что победа одного из представителей на президентских выборах ничего не изменит. Более того, высока вероятность того, что победа любого из трех известных всем кандидатов как раз и приведет к окончательному распаду государства.

Что касается названного вами молодого политика — то он, всего лишь, представитель «скамейки запасных» проамериканских кандидатов. Настоящего сильного лидера государства я пока, к сожалению, не вижу.

Противостояние между тремя ветвями власти — президентской, исполнительной и законодательной — привело к тому, что все эти три центра работают сейчас «на уничтожение противника». Думает каждый из них только о своем выживании в созданном политическом поле.

Сейчас у власти находятся несколько финансово-промышленных группировок под прикрытием политических партий (иногда я называю их «организованными партийными группировками»). Еще несколько лет назад эти группировки выполнили свою стратегическую задачу: приватизировали советскую общенародную собственность, добро спрятали в сундуках на «еврохуторах»… Теперь их главная «стратегическая» задача — чтобы добро не отобрали. Именно это, как я уже сказал, стало основой компромисса 2004‑го года.







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>