Час пик
Быстрый переход:




Ностальгия | Страница 2

Автор: Елена Сатирова, просто внучка, Москва






Рассказывать о войне он не любил. Даже когда приезжали в гости его друзья-однополчане и начинали что-то вспоминать, дед, как правило, в этих разговорах не участвовал и даже где-то их пресекал. Тяжело было вспоминать.

С войны он вернулся в звании майора, был снайпером, участвовал в Сталинградской битве и взятии Будапешта. Орденов у него было очень много. Я как-то пыталась, будучи хилым подростком, поднять его пиджак с орденами — мне это не удалось, потому как ноша была нелегкая, хотя доставались они гораздо тяжелее, доставались кровью и потом, болью и потерями.

Помню нашу с дедом поездку в Рыбницу, что в Молдавии, где по случаю 9 мая была устроена встреча однополчан дедушкиной части. Поездка туда для меня была сопряжена с ужасными трудностями: «Волга», на которой мы ехали, и мой вестибулярный аппарат никак не могли «договориться», что «выливалось» чуть не на каждом повороте в далеко не приятное зрелище. Так что до самой Рыбницы я добралась измочаленной и утомленной. Из самых ярких воспоминаний той поездки — кусковой сахар, с которым мы, вприкуску, пили чай в военной столовой гарнизона рядом с желторотыми солдатиками. И фильм о моем деде, который показывали в кинотеатре для всех собравшихся, где в одном из эпизодов промелькнула и моя скромная персона. Думаю, что за эту роль мне должны были вручить, по меньшей мере, «Оскара» или «Золотую пальмовую ветвь». Ну да ладно, то дела давно минувших дней и моя артистическая карьера, увы, так и не сложилась, хотя я подавала немалые надежды.

Дед не раз удивлялся моей фантазии и изворотливости, когда я во что-то вляпывалась: разбивала, ломала или, наоборот, строила. Бабушка реагировала на мои проделки с меньшим «удовольствием», чем дед и влетало мне обычно именно от нее.

Дед был гуманистом: выгораживал меня и покрывал, хотя его укоры и замечания, редкие, но меткие, были для меня самым тяжким наказанием.

Огорчить деда для нас, внуков, было смерти подобно. И не потому, что нам от него часто влетало — отнюдь, просто авторитет дедушки был так велик, что нам было стыдно вызвать его недовольство.

Он очень любил детей. Мог запросто в середине недели приехать за нами (мной или моими сестрами) в Измаил и забрать у родителей на несколько дней или неделю. Все лето мы, конечно же, проводили в селе у дедушки.

Самым моим любимым местом обитания первой половины лета у дедушки были шелковичные и черешневые деревья. Я, как птичка королек, так и порхала по веткам, питаясь то шелковицей, то черешней. Заставить меня что-то делать по дому было сложно — потому что снять с дерева было практически невозможно, а если я слезала, то тут же убегала на речку строить блиндаж или шалаш, либо к своей второй бабушке, которая жила в соседнем доме. Иногда все-таки меня удавалось поймать и заставить, например, подмести двор от упавшей шелковицы.

Если помимо меня в доме водились еще дети, например, мои младшие сестренки Оля и Маша, вопрос решался просто — я убегала по своим делам, заставив, путем нехитрого шантажа их расправляться с упавшей сине-черной ягодой. Как-то раз дед просек мой хитрый ход и решил сделать маленьким помощницам подарок — сколотил им табуретку. Если бы вы видели их счастливые распахнутые глазки, как они ходили кругами около этого неказистого подарка! Их даже не волновало, что их двое, а табуретка одна. Они даже не садились на нее, этот предмет был священен, и девочки ни за какие коврижки не шли на мои уговоры отдать табуретку мне. Не спрашивайте, зачем мне понадобился их табурет. Это риторический вопрос: забрать у более слабого и наивного что-то, было целью моей беззаботной жизни. На мою просьбу сделать и мне табурет, дед ответил безапелляционным отказом. «Вот еще! Ты заслужи, а потом проси!» До сих пор не могу забыть эти слова…







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>