Час пик
Быстрый переход:




Академик Юрий Пахомов: «Идти в завтра можно лишь вместе с Россией» | Страница 1




Судьба нашей страны зависит не только от выхода из кризиса. Кризис потому и выбрал Украину своим чемпионом, что она для этого идеально подходила. Важно осознать, в чем причина чрезмерной уязвимости страны, т. е. ее необоримой склонности к экономической, духовной и нравственной деградации. Андерсу Ослунду принадлежит потрясающая оценка: «Украина, — писал он, — это уникальный, не знающий аналогов случай ускоренного транзита успешной страны в средневековье». Первопричиной этого можно считать то, что у нас не было элитной, а, соответственно, и лидерской селекции. Независимость пришла к нам без встряски. Между тем весь мировой опыт свидетельствует о первостепенной значимости брожений и борений, предшествующих рождению страны.



Если суровые условия рождают достойных государственных мужей, а иногда — и титанов, то мирная, да к тому же, «подкормленная» толпа выталкивает вверх калечащих страну циничных демагогов. Конфуций говорил: «Тот государь, который живет лишь настоящим, — уничтожает будущее». Чтобы строить будущее, надо толпу превратить в народ. Но для этого правитель должен обладать величием духа, а не изощренностью нюха.

Ю. Пахомов, «Оранжевая власть враждебна будущему»

 

В Украине, по сравнению с Россией, процесс формирования бизнеса в значительно большей степени блокируется властью. Признаем, что это так. Но разве власть, — скажем в ответ, — не есть выразитель свойств народа?!

 

Рыночной должна быть экономика, но не общество. И дело здесь в духовных (а не коммерческих) смыслах жизни, в критериях оценки личности, согласно которым духовно-религиозная сторона жизни важнее коммерческого успеха.

 

Ни высокие технологии, ни, тем более, фундаментальную науку никто из западных партнеров с нами развивать не будет.

 

Важнейшая черта XX-XXI столетия — цивилизационный ренессанс. Причем феномен этот вначале казался неожиданным. Еще в первой трети XX века крупнейший исследователь цивилизаций Арнольд Тойнби писал, что из семи сохранившихся цивилизаций шесть сходят с арены. «Живой» и восходящей, являлась, согласно мнению ученого, лишь западная, то есть, евроатлантическая.


Действительно, ценности Запада, а также освоение его достижений выглядели не только победоносными, но и безальтернативными. Технологическая динамика, высокоэффективная экономика, социальная защита, благополучие, свобода и бытовой комфорт — все это, казалось бы, должно восприниматься «на ура». И поэтому воцарение западного образа жизни на всей планете считалось лишь делом времени.

Уверенность в универсальности всего, идущего от мирового западного авангарда, внушало и мессианство Запада, а также и его роль, как локомотива прогресса на всей планете. Ведь где-то до 70‑х годов происходило реальное подтягивание стран третьего мира к Западу. Причем эффект догоняющего развития проявлялся не только в экономике, но и в ценностной ориентации многих незападных стран.

Однако постепенно западные ценности стали все больше отторгаться не только в архаичных странах, но и в тех государствах (Иран, и даже Турция), которые, казалось бы, прошли большой путь успешного освоения западной модели и ценностей.

Конечно, определенную роль в отторжении сыграло осознание самим Западом невозможности (и опасности для экологии и ресурсной базы планеты) всеобщего распространения высоких стандартов жизни (так называемый синдром «Золотого миллиарда»). Нет сомнений, что конкурентное поражение незападных стран (исключение — страны конфуцианства) вносило свою лепту в процессы отторжения западных ценностей, а также содействовало столкновениям цивилизаций. И все же не эти, а совсем другие обстоятельства вызвали к жизни цивилизационный ренессанс. Главным было то, что, во-первых, постколониальное оживление всех сторон жизнедеятельности ранее порабощенных народов дало импульс ощущению достоинства и гордости за свой народ, побудило ценить «все свое», в том числе историю, и, главное, дало простор никогда не отмиравшему общему мировосприятию, существенно отличному от западного.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>