Час пик
Быстрый переход:




Академик Юрий Пахомов: «Идти в завтра можно лишь вместе с Россией» | Страница 1




Судьба нашей страны зависит не только от выхода из кризиса. Кризис потому и выбрал Украину своим чемпионом, что она для этого идеально подходила. Важно осознать, в чем причина чрезмерной уязвимости страны, т. е. ее необоримой склонности к экономической, духовной и нравственной деградации. Андерсу Ослунду принадлежит потрясающая оценка: «Украина, — писал он, — это уникальный, не знающий аналогов случай ускоренного транзита успешной страны в средневековье». Первопричиной этого можно считать то, что у нас не было элитной, а, соответственно, и лидерской селекции. Независимость пришла к нам без встряски. Между тем весь мировой опыт свидетельствует о первостепенной значимости брожений и борений, предшествующих рождению страны.



Если суровые условия рождают достойных государственных мужей, а иногда — и титанов, то мирная, да к тому же, «подкормленная» толпа выталкивает вверх калечащих страну циничных демагогов. Конфуций говорил: «Тот государь, который живет лишь настоящим, — уничтожает будущее». Чтобы строить будущее, надо толпу превратить в народ. Но для этого правитель должен обладать величием духа, а не изощренностью нюха.

Ю. Пахомов, «Оранжевая власть враждебна будущему»

 

В Украине, по сравнению с Россией, процесс формирования бизнеса в значительно большей степени блокируется властью. Признаем, что это так. Но разве власть, — скажем в ответ, — не есть выразитель свойств народа?!

 

Рыночной должна быть экономика, но не общество. И дело здесь в духовных (а не коммерческих) смыслах жизни, в критериях оценки личности, согласно которым духовно-религиозная сторона жизни важнее коммерческого успеха.

 

Ни высокие технологии, ни, тем более, фундаментальную науку никто из западных партнеров с нами развивать не будет.

 

Важнейшая черта XX-XXI столетия — цивилизационный ренессанс. Причем феномен этот вначале казался неожиданным. Еще в первой трети XX века крупнейший исследователь цивилизаций Арнольд Тойнби писал, что из семи сохранившихся цивилизаций шесть сходят с арены. «Живой» и восходящей, являлась, согласно мнению ученого, лишь западная, то есть, евроатлантическая.


Действительно, ценности Запада, а также освоение его достижений выглядели не только победоносными, но и безальтернативными. Технологическая динамика, высокоэффективная экономика, социальная защита, благополучие, свобода и бытовой комфорт — все это, казалось бы, должно восприниматься «на ура». И поэтому воцарение западного образа жизни на всей планете считалось лишь делом времени.

Уверенность в универсальности всего, идущего от мирового западного авангарда, внушало и мессианство Запада, а также и его роль, как локомотива прогресса на всей планете. Ведь где-то до 70‑х годов происходило реальное подтягивание стран третьего мира к Западу. Причем эффект догоняющего развития проявлялся не только в экономике, но и в ценностной ориентации многих незападных стран.

Однако постепенно западные ценности стали все больше отторгаться не только в архаичных странах, но и в тех государствах (Иран, и даже Турция), которые, казалось бы, прошли большой путь успешного освоения западной модели и ценностей.

Конечно, определенную роль в отторжении сыграло осознание самим Западом невозможности (и опасности для экологии и ресурсной базы планеты) всеобщего распространения высоких стандартов жизни (так называемый синдром «Золотого миллиарда»). Нет сомнений, что конкурентное поражение незападных стран (исключение — страны конфуцианства) вносило свою лепту в процессы отторжения западных ценностей, а также содействовало столкновениям цивилизаций. И все же не эти, а совсем другие обстоятельства вызвали к жизни цивилизационный ренессанс. Главным было то, что, во-первых, постколониальное оживление всех сторон жизнедеятельности ранее порабощенных народов дало импульс ощущению достоинства и гордости за свой народ, побудило ценить «все свое», в том числе историю, и, главное, дало простор никогда не отмиравшему общему мировосприятию, существенно отличному от западного.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>