Час пик
Быстрый переход:




Университету нужно исправно платящее за учебу студенческое месиво | Страница 1




«Первокурсники академии связи первыми сделают шаг в Европу», – в Одесской Национальной академии связи им. Попова заявил начальник городского Управления образования Сергей Козицкий. Оказывается, с этого года студенты будут учиться по схеме «Болонского процесса».

«Болонским процессом», с момента подписания «Болонской декларации» министрами образования 29 европейских государств (1999), стали именовать движение, цель которого заключается в «гармонизации» систем высшего образования стран Европы.

Это – неправда. Инициаторы этого процесса в Европе не ставили никакой другой задачи, кроме внедрения принципов удешевления и упрощения системы подготовки и для решения узко практических задач. «Болонский процесс» – это классическое советское ПТУ с хорошей подготовкой, а наше традиционное образование на два-три порядка выше. Сегодня этот процесс охватывает уже и университет и большинство других вузов нашего города, идет его массивное наступление на образовательную систему всей страны.

Поздравлять студентов с тем, что они станут в один ряд с «пэтэушниками» Европы, – не возбраняется. Но одновременно не мешало бы высказать им и соболезнование в связи с глубоким национальным невежеством чиновников, так озабоченных «будущим» наших детей.

Мы очень хотели, чтобы своими мыслями об этом поделились именитые одесские педагоги и обратились, естественно, в университетские и академические пенаты. Обзвонив профессоров десяти высших учебных заведений (тех людей, которых знаем лично), мы прекратили попытки. Потому что без обиняков всякий раз получали ответ: «Эта тема не обсуждается!».

А зря. Потому что завтра эта тема реально станет причиной увольнения многих и многих и профессоров, и доцентов. Поэтому обсуждать такую их перспективу нам пришлось с другим человеком.

Наш собеседник – известный философ и публицист, крупный ученый и специалист в области образования Сергей Георгиевич Кара-Мурза.


Поражает тот факт, что огромное сообщество вузовских преподавателей апатично и покорно приняло к сведению этот замысел. Наша система высшего образования складывалась почти триста лет. Это – один из самых сложных и долгих продуктов отечественной культуры, но еще важнее тот факт, что это – и матрица, на которой наша культура воспроизводится. Сам уклад высшей школы, организация учебного и воспитательного процесса, сами учебные программы являются важнейшими факторами формирования сообщества специалистов с высшим образованием – интеллигенции.

Заменить все эти сложившиеся в отечественной культуре факторы на те, что предусмотрены «Болонской конвенцией», значит существенно изменить всю матрицу, на которой воспроизводится культура нации. Это достаточно очевидно, и можно было ожидать от всего академического сообщества гораздо большего внимания к замыслу реформаторов.

Высшая школа относится к тому классу больших систем жизнеустройства, которые формируются исторически, а не логически. Уверенность, что подобную систему можно вдруг переделать по полученному в Болонье чертежику – механистическая утопия, которая могла зародиться лишь в очень неразумной голове (хотя очень не верится в искренность такой неразумности).

Но допустим. В этом случае то сообщество, которое мы по привычке называем интеллигенцией, обязано было через разные каналы добиться от этих высших чиновников изложения резонов для такого странного шага. Грубо говоря, потребовать от них листа бумаги, на котором слева были перечислены выгоды от такого шага, а справа – издержки и потери. Желательно с указанием, кто и в какой форме эти издержки и потери будет покрывать.

Но ни чиновников, которые такие листки могли бы приготовить, ни интеллигенции, которая такие листки могла бы поправить, теперь не водится.

Какие же резоны, пусть обрывочно, мы услышали? Система высшего образования становится двухуровневой. На первом этапе (три-четыре года) готовятся специалисты самого широкого профиля. В других странах им, как правило, выдаются дипломы бакалавров. Затем происходит специализация до уровня магистров. Такая система, по мнению чиновников, «убивает двух зайцев: экономит бюджетные деньги (один и тот же профессор читает лекции большему числу студентов, большинство студентов раньше заканчивают обучение) и повышает профессиональные умения новых специалистов».








  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>