Час пик
Быстрый переход:




Через каких-то двадцать лет это не будет иметь никакого значения | Страница 1




Народной мудрости приписывают выражение «О мертвых – или хорошо, или ничего». В том смысле, что говорить о них можно или только хорошее, или не говорить вовсе. Между тем, к народной мудрости это сомнительное изречение отношения не имеет. Так выражались патриции в Древнем Риме, да и то – далеко не каждый.

Если следовать этому правилу, получится, что ничего плохого нельзя говорить, например, о Гитлере или Чикотило, о Муссолини или Джеке-Потрошителе, о Калигуле или Савонароле – перечень можно продолжить.


Натолкнул меня на эти мысли «парад пресс-конференций» после падения всех трех (СНБОУ, Секретариата и Кабмина) правительств Ющенко.

Самое неприятное, если не сказать, грязное впечатление оставила после себя пресс-конференция вдовы Гонгадзе.

Впечатление осталось грязным от ощущения «диких танцев» на могиле и перманентности пиар-кампании на памяти о муже и сыне. Не утверждаю, что это так на самом деле. Но, к сожалению, это так выглядит. Причем, делается это уже многие годы.

Люди, действительно пережившие трагедию, так себя не ведут. Они сживаются со своим горем, они не позволят себе и другим «мусолить» тему, не говоря уже о телекамерах и больших залах. Да, они будут добиваться правды, писать жалобы. Но никогда не станут выставлять свое горе напоказ и демонстрировать всему миру какие они хорошие, и какие же плохие люди вокруг.

Они не станут просить политического убежища в другой стране, тем более, поливать ее грязью, чем, собственно и занимается Леся Гонгадзе – ведущая далеко не чистоплотных новостей американского телеканала, передачи которого предназначены для развесистых украинских ушей.

Зритель и слушатель не может всего этого не видеть, и не давать этому свою оценку. И хотя всякая такая оценка изначально субъективна, нельзя отказать ей в справедливости тем более, когда люди говорят о каких-то неписаных, может быть, свойственных только нам правилам и обычаям. О чем они говорят?

Так у нас повелось испокон веков. Если гибель и смерть человека не доказаны, если этого никто не видел, семья, обычно, верит в обратное: человек жив и когда-нибудь даст знать о себе. Милые наши девчонки, отправлявшие на фронт своих мальчишек, так и состарились без мужей, ни разу не позволив никому назвать их вдовами. Если с фронта не приходила «похоронка», не позволено было даже заикнуться о предположении, что «пропавший без вести» погиб. Семья ждала и надеялась. Женщины ждали. Иногда дожидались. Чаще – нет. Но никогда не «хоронили» загодя.

Наши «героини» стали говорить об убийстве еще тогда, когда таких оснований на это у них не было. Говорят и сейчас. Они даже знают «заказчиков» в лице «отсидевшего» свой президентский «срок» Кучмы и ныне действующего Председателя Верховной Рады Литвина.

Не знаю, как Кучма и Литвин, но на их месте я бы предъявил милой даме из Вашингтона заведенное на нее уголовное дело по факту откровенной клеветы в обозначенном интервью от пятницы, 9 сентября сего года, широко озвученном на всех эфирах и отличающимся той же наглостью, какой отличается все наше «оранжевое» псевдомыслие.

Стоило бы присовокупить к этому иск на весьма кругленькую сумму за нанесение серьезного морального ущерба в особо крупных размерах, потому, как налицо – никем и ничем не подтверждаемые, тем более не доказанные в суде, обвинения.

Но это – между прочим.

А по существу – ясно и понятно (как это было понятно и ясно еще пять лет назад), что президент страны вряд ли станет «стрелять по воробьям». Дичь – слишком мелкая для такого уровня «охотника».

Кто такой журналист Гонгадзе, и кто о нем знал в славном 2001-м году? Кто мог воспринимать его как «угрозу» или «опасность», то есть, серьезно?

Никто. Просто не было оснований и не могло их быть. Ну, есть киевская журналистская «тусовка», как в любом большом городе. Есть стандартный бомонд, который варится в собственном бульоне, любит говорить гадости начальству, показывать язык политикам и власти, обсуждать последние сплетни. И все. Собирать «компромат», изучать состояние общества, выдвигать серьезные идеи, бороться за них, отстаивать их, мешать таким своим поведением власти – то есть, совершать какие-то конструктивные действия, влекущие очевидные последствия – ничего этого у Гонгадзе не было. Критика власти – да. А вот преследования за критику – нет. Та власть позволяла всем и каждому говорить все, что им вздумается. И, на самом деле, был беспредел свободы слова, а не чего-нибудь обратного. Поэтому по отношению к Гонгадзе принципиально нельзя говорить о преследовании со стороны власти. Этого не было, потому что не могло быть: не существовало ни почвы, ни мотивов.








  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>