Час пик
Быстрый переход:




Анатолий Гриценко: «Разве это не убийство нации, если никто не может защитить свои права?!»

Автор: Записал Л. Василишин


В минувший четверг Верховная Рада приняла в целом Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины (о противодействии взяточничеству)».

За принятие этого закона проголосовали 364 народных депутата из 431 зарегистрированных в сессионном зале. Это — большинство, дающее все основания полагать, что Закон будет без проволочек подписан Президентом, поскольку, в противном случае, преодолеть президентское «вето» в сессионном зале ВР окажется проблемой технической, и не составляющей никакого труда.

Напомним, что автором этого законопроекта, зарегистрированного в ВР еще в начале декабря прошлого года, является народный депутат, председатель парламентского Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолий Гриценко.

Наш корреспондент связался с Анатолием Степановичем по телефону и попросил его прокомментировать событие.

Прежде всего, — сказал Анатолий Степанович, — я хочу поблагодарить своих коллег-депутатов, за поддержку и четкое понимание важности проблемы. Принятый документ радикальным образом меняет всю систему борьбы со взяточничеством и коррупцией, обеспечивая как резкое ужесточение наказания, так и неотвратимость его наступления.

Корр. Каким образом это может быть достигнуто, учитывая тот общеизвестный факт, что законы у нас, как правило, не работают?

Прежде всего, тем, что факты коррупции и взяточничества нельзя будет скрыть. Во-первых, расширен перечень обстоятельств, влекущих наказание и отягчающих его, а, во-вторых, расширен перечень лиц, несущих ответственность за это.

Законопроект (теперь уже Закон) содержит две ключевых позиции. Первая — ужесточение наказания за взяточничество — до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества и без права на амнистию. Это касается чиновников всех рангов, преступивших закон, в том числе, и чиновников местного самоуправления. Вторая позиция состоит в том, что следователь, прокурор и судья за те же действия могут получить пожизненный срок, опять же, с конфискацией имущества и права на амнистию.

Корр. Действительно, трудно представить, чтобы вся эта «славная четверка» теперь смогла бы договориться между собой. Настолько «длинных цепочек» даже в преступном мире не бывает, и то, что удалось реализовать эти положения — успех несомненный. Но не слишком ли жестоко наказание? Может быть, стоило бы ограничиться, скажем, штрафом с астрономической суммой, ведь по-сути наказание за взяточничество равносильно наказанию за убийство?

Вот это и является главным, определяющим. Маньяк Чикотило убил 52 человека и получил высшую меру наказания. А у нас сегодня убивают 46 миллионов украинцев — и ничего! Разве это не убийство нации, если никто не может защитить свои права ни в кабинете чиновника, ни в милиции, прокуратуре или суде? Я сам — всему этому и свидетель, и пострадавший. В бытность министром обороны я пытался бороться с этим явлением — шел в суд с аргументами и фактами, с документами и материалами, пытаясь защитить интересы государства. А мои оппоненты шли туда же с деньгами. И выигрывали дело они.

Такого масштаба коррупции и взяточничества, как в Украине сегодня, не знала, и не знает ни одна страна в мире, такого беспредела не было даже в худшие годы в СССР, и в первые, самые страшные годы, после его развала. И то, что законодатель в подавляющем большинстве осознанно пошел на такие меры, которые теперь предусмотрены Законом, это тоже — ключевой фактор.

Кстати, еще между первым и вторым чтениями в Верховной Раде и у нас в Комитете, и у меня лично стали раздаваться телефонные звонки с претензиями, дескать, что вы делаете, остановитесь! Ведь так мы можем потерять и судейский корпус, и прокурорский, и следовательский, не говоря уже о чиновниках. И я отвечал: «Скатертью — дорожка!» — такой, извините, «корпус» нам не нужен!

Корр. И последнее. В СМИ уже раздавались комментарии о том, что теперь предстоит решить не менее сложную задачу — согласовать требования нового Закона с другими законодательными актами, в том числе, и УК.

Видимо, авторы этих комментариев не вполне владеют темой. Требования нового Закона уже согласованы с законодательством в целом и УК, в частности. Над этим как раз и работал профильный Комитет Верховной Рады в период подготовки законопроекта к его принятию. Так что все точки над «i» уже расставлены.





  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>