Час пик
Быстрый переход:




Кишиневский урок для Киева | Страница 1

Автор: Артем Филипенко




Идеальных государственных моделей не бывает. Важно уметь ими пользоваться. Хотя бы на протяжении определенного периода.

 

Планы по созданию «ширки» в украинском парламенте провалились. А вместе с этим на время отодвинулось и воплощение планов по переходу от парламентско-президентской к парламентской форме правления.

Впрочем, это не означает, что умерла сама идея. Учитывая, сколь просто отечественные политики меняют «плюс» на «минус», можно предположить, что на каком-либо новом этапе, уже после 2010 года, она вновь овладеет умами политиков.


Формат парламентской республики подкупает своей простотой. С одной стороны, исчезает дуализм в исполнительной власти, которая сосредотачивается в руках правительства, сформированного коалицией парламентских фракций. Если при этом сохраняется еще и система выборов по закрытым избирательным спискам, то подобная форма правления становится вдвойне выгодной, в первую очередь, для партийной верхушки и олигархов, стоящих за теми или иными партиями. Должность президента в этой системе обретает иное качество. С одной стороны, он «царствует, но не правит», исполняя преимущественно представительские функции, с другой — как правило, за ним остается ряд важных полномочий, например, право на роспуск парламента в предусмотренных законом случаях.

Естественно, что нахождение того или иного правительства у власти возможно только в случае достижения компромисса между несколькими политическими силами. Впрочем, и здесь не исключен «Джек-пот» — это когда одна из партий получает конституционное большинство, которое дает ей возможность избирать и руководство парламента, и президента и правительство. И, соответственно, пользуясь этим, менять правила игры в свою пользу.

Такой «Джек-пот» Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) сорвала феврале 2001 года. На парламентских выборах коммунисты одержали уверенную победу, получив 71 мандат из 101 и квалифицированное большинство. Незадолго до этого в Молдове состоялась конституционная реформа, согласно которой в Молдове вводилась парламентская форма правления. Президентом Молдовы становится Владимир Воронин, который на собственном примере показал, что при наличии контроля над законодательной и исполнительной властью и отсутствии разногласий в среде правящей партии, возможно превращение формальных президентских полномочий в реальную власть.

Уже в январе 2002 года голосами депутатов-коммунистов были внесены изменения в Кодекс о выборах. Установлен шестипроцентный избирательный ценз для политических партий, девятипроцентный — для избирательного блока, состоящего из двух формирований, и двенадцатипроцентный — для избирательного блока, включающего три и более формирования. Подобная система, по идее, гарантировала Партии коммунистов стопроцентное прохождение в парламент, а также сокращение числа конкурентов.

Новая избирательная система дала свои преимущества. Выборы в марте 2005 года подтвердили это, несмотря на то, что коммунисты потеряли на выборах часть голосов и получили лишь 56 мандатов. Избирательный барьер смогли преодолеть лишь три силы — коммунисты, центристский Избирательный блок «Демократическая Молдова» (БДМ), состоящий из Альянса «Наша Молдова» (АНМ), Демократической Партии Молдовы (ДПМ) и Социал-Либеральной Партии (СЛП) и прорумынская Христианско-демократическая народная партия (ХДНП). Однако Владимир Воронин вновь смог стать Президентом, заключив альянс с прорумыским ХДНП.

Но местные выборы в июне 2007 года показали, что популярность правящей партии снижается. Соответственно ПКРМ поспешила подстраховаться и в данном случае. Был законодательно введен запрет на формирование избирательных блоков. Столь жесткие меры, как известно, позволили коммунистам одержать победу на выборах и получить 60 мандатов из 101, однако это не обеспечило им безоблачной жизни. Прежний партнер — Христианско-демократическая народная партия, которая была представлена в парламенте, начиная с 1990 года (тогда она носила название Народный Фронт Молдовы), не сумела преодолеть шестипроцентный барьер.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>