Час пик
Быстрый переход:




Мираж со смыслом… | Страница 2

Автор: Виталий Славин






Обширные и богатые пастбища нашего края всегда давали и дают обильный корм на протяжении всего вегетационного периода, а с наступлением холодов в степи остается много сухой травы, которая заменяет сено. Если учесть, что наши зимы, как правило, малоснежные, и «белый покров» не закрывает «панцирем» высохшую траву, овцы могут постоянно ею кормиться.

Прибавьте к сказанному близость морских портов — и триумф Украины на мировом рынке шерсти станет легко объяснимым. Только в сослагательном наклонении…

Об этом действительно приходиться только помечтать. Но если заглянуть в прошлое...

Вот — данные позапрошлого века. Россия производила до 230 тысяч тонн шерсти ежегодно (первое место в мире), в то время как Англия (с ее традиционным и высокотехнологичным производством) — чуть более 60 тысяч тонн, США — до 50 тысяч, Австралия — до 30, Аргентина — до 20. Заметим в скобках, что львиная доля сырья получалась за счет широкого распространения овцеводства именно в степной зоне Украины. То есть, если бы в то время велся региональный учет производственного потенциала, Украина заняла бы первое место в мире по развитию и экономической эффективности только одной этой отдельно взятой отрасли, не говоря уже об иных составляющих огромного экспортного потенциала Юга Украины.

В этой связи крайне интересен еще один исторический аспект. На мировом рынке позиции Российской империи были наиболее сильны в производстве так называемой «тонкой шерсти» (самого дорогого ее вида). Так вот, мировым центром тонкорунного производства оказалась Херсонская губерния (Одесщина тогда входила в ее состав). Во второй половине XIX века из 12 миллионов тонкорунных овец, которыми располагало хозяйство империи, половина приходились на Херсонскую, Таврическую и Екатеринославскую губернии!

Отличие Юга Украине от других районов состояло в том, что в России тонкорунные овцы содержались почти исключительно в крупных хозяйствах (помещичьих, монастырских и т.д.), где им обеспечивался дополнительный уход — ареал распространения этой породы сильно ограничен особенностями климатических условий. На юге их рост и продуктивность практически не ограничены ничем. Поэтому именно в условиях украинской степи тонкорунное овцеводство получило широкое распространение, главным образом, в мелких хозяйствах и у простых крестьян. Это было выгодно, и люди охотно этим занимались.

В степной зоне Украины поголовье овец на 90 процентов состояло именно из тонкорунных. На одну квадратную версту в Херсонской губернии, согласно официальным статистическим данным, к концу XIX века приходились 52 тонкорунные овцы — самый высокий показатель в Российской империи и, естественно, в мире.

С тех пор прошло более ста лет. Овцеводство у нас испытывало то резкие подъемы, то, столь же резкие, спады. Прямо скажем, что во времена СССР овцеводство, увы, было не главной отраслью края (больше внимания уделялось КРС и свиноводству). Тем не менее, практически до самого момента падения Союза, овцеводство все-таки оставалось субпромышленной отраслью — как источник сырья для ткацких фабрик. Другие направления овцеводства — молочное и мясное — не получали своего развития. Собственно, так было и во всем мире.

В мире ситуация изменилась в конце прошлого века. В 1991 году Австралия — крупнейший мировой производитель шерсти — отменила действовавшее с 1974 года положение о нижнем уровне аукционных цен на этот продукт. Его в стране за семнадцать лет накопилось огромное количество, поскольку он не находил своего покупателя из-за высокого ценового порога. После отмены ограничения, сырье хлынуло на рынок, и за пять лет цены на шерсть в Австралии упали в два с лишним раза. А тут и Китай стал резко наращивать производство, что еще сильнее обострило конкуренцию на мировом рынке. Овцеводы во всем мире пришли к выводу о необходимости восстановления мясомолочного сектора и комплексного развития направления.







  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>