Час пик
Быстрый переход:




Песня недопетая… | Страница 1

Автор: Артем Филипенко




Венецианская комиссия предупреждает: президентский проект изменений в Конституцию не меняет ситуацию в обществе, а вот предоставление больших полномочий институту всеукраинского референдума может стать угрозой функционирования представительской демократии.

 

Поневоле становишься мистиком. Если бы кто-то задался целью составить гороскоп для украинских политиков, скорее всего, в нем бы содержалось предостережение, например, относительно праздника Святой Троицы: «Этот день является неблагоприятным для заключения политических соглашений, последует неудача». Столь же легко было бы написать предсказание на июнь: «Не пытайтесь в этом месяце рассматривать изменения в Конституцию».


Как бы то ни было, но, несмотря на все усилия отечественных политиков, День Конституции мы по-прежнему будем праздновать 28 июня. Хотя, казалось, еще шаг — и красным цветом отметят какой-нибудь другой день. Кстати, не исключено, что это был бы один из солнечных июньских дней. Но не срослось… «Ширка» не состоялась. А совместный «бютовско-региональный» проект Основного Закона пока остался памятником напряженному труду юристов и политиков, хотевших превратить страну в парламентскую республику.

Теперь в наличии остался только один проект конституционных изменений — президентский. Но и его судьба, судя по всему, под вопросом.

Европейская Комиссия «За демократию через право» (Венецианская комиссия), как известно, является международно признанным форумом по обмену правовыми идеями, а также, способствует распространению европейских конституционных идей. В прошлом году, как раз накануне Дня Конституции, комиссия вынесла критический вердикт в отношении так называемого «проекта Шаповала», то есть, разработанного президентскими юристами проекта изменений в Основной Закон Украины.

Тогда, детально проанализировав все статьи того проекта, комиссия выразила удивление тем, что «была выбрана концепция принятия совершенно новой Конституции». По их мнению, изменения можно было бы сделать посредством поправок в действующей Конституции, что дало бы преимущество символической преемственности и «усилило бы конституциональную стабильность».

Особое внимание в своих выводах комиссия уделила печально известному вопросу о полномочиях. Юристы высказали мнение, что в целом сохраняется «парламентско-президентская» система. «Хотя это выглядит разумным подходом в принципе, — отмечали они, — вряд ли этого будет достаточно для урегулирования текущей напряженности между государственными органами и вновь может оказаться дисфункциональным, особенно в периоды «сожительства».

Канун нынешней, тринадцатой годовщины Основного Закона нашей страны также не обошелся без сюрпризов со стороны Венецианской комиссии. На сей раз они дали оценку уже непосредственно президентскому проекту.

В Украине же политическую оценку ему дали еще раньше. По меткому замечанию народного депутата Сергея Гриневецкого, то, что нам предлагалось — «не парламентско-президентская, и даже не президентско-парламентская, как было до 2004 года, а президентско-сенатская республика».

Действительно, проект Ющенко предполагает переход к двухпалатному парламенту, причем нижняя палата избирается по партийным спискам, а верхнюю — Сенат — избирают регионы: по три человека от каждого региона. Внешне заманчиво. Нижняя палата должна, по идее, представлять политический срез общества, верхняя — территории. Как говорится «и волки сыты, и овцы целы». Удовлетворены и интересы партий, и интересы регионов. Есть в проекте поправок Конституции и другие новшества, касающиеся судебной системы, прав и свобод человека, но «изюминкой» проекта является как раз новая система власти.

Опять же, чисто внешне, Президент в своем проекте выступает за сохранение парламентского способа формирования Правительства. Но, по сути, документ сохраняет дуализм исполнительной власти. К примеру, предполагается, что Президент будет назначать по согласию Сената, то есть, верхней палаты, Председателей Службы Безопасности, Внешней разведки, Национального бюро расследований (кстати, так и неясно, что это за организация), руководителей других государственных органов, которые осуществляют досудебное следствие (опять же, не ясно, что это за органы).







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>