Час пик
Быстрый переход:




Хочу верить, что живы! | Страница 2

Автор: Елена Сатирова, врач-онколог






— Что рисуешь, Слава?

— Настроение.

— И какое оно у тебя?

— Чудесное…

 

Ненавижу эти сроки…

 

Разговор с мамой Славы привел меня в состояние анабиоза. Потом меня вызвал шеф, я сидела и слушала, что он вещает относительно моей «замерзшей» диссертации, и не слышала ни слова.

Я при самой первой нашей встрече подумала, что глаза у нее блестят от слез, а теперь я понимаю, что от нее исходит какой-то теплый свет, а слезы — это так, наживное, это пройдет…

— Славочка у меня один, понимаете? — она смотрит на меня этими глазами, в которые больно окунуться. — Я его в 37 лет родила, без мужа. Мне еще тогда говорили, что не выношу — тяжелая беременность была. А ведь выносила и родила! И двадцать лет счастья!.. У меня еще мама есть и сестра — инвалид детства, но вы же понимаете, сын есть сын…

— Антонина Геннадьевна, как и когда Слава заболел?

— Это было в начале октября, кажется третьего числа. Температура резко подскочила до 39 градусов. И никак не снижалась. Я врача утром вызвала. Думали простуда, потом — воспаление легких. А когда две недели лечения сильными антибиотиками ничего не дали, его в больницу положили. Его бы и раньше положили, но он отказывался. Не хотел, говорил — там скучно, нет компьютера. Когда уже в больнице снимок сделали, направили под наблюдение онколога…

— Скажите, а до октября Слава не жаловался на плохое самочувствие? Когда ему делали рентген грудной клетки или флюорографию до болезни?

— Так в июне и делали! Он же летом как раз в институт поступал, в Плехановскую академию, и проходил диспансеризацию. Никто ничего не находил. Он, знаете ли, все мечтал в институт поступить. После школы поступал в Академию художеств, но не прошел. Очень тогда горевал. А потом в армию забрали. Я не могла себе позволить (по деньгам) его от армии освободить. Да он и не хотел, чтобы я ему в этом помогла. Их тогда с другом, Сашей Архиповым, вместе призвали. Они росли вместе. Очень обрадовались, что в одну часть попали. Только вот вернулся Славик из армии совсем другим человеком, сломленным, замкнутым, чужим каким-то. Ни с кем не хотел общаться, все в комнате своей сидел. Закроется и сидит в тишине. Я пыталась с ним поговорить — молчит и все тут. Пришлось мне буквально силой его к психотерапевту вести. Там ему назначили лекарства. И вот спустя какое-то время Слава стал постепенно приходить в себя. И смог мне, в итоге, все рассказать… Взрыв там у них случился. Помните, еще в новостях было про то, что в округе склады с боеприпасами взорвались? Так вот, это как раз в их части случилось. А через какое-то время, незадолго до демобилизации, случилось еще одно событие.

Слава рисует хорошо. Там этот его талант быстро приметили и стали использовать. То столовую разрисовать, то Дом офицеров, то декорации для самодеятельности местной. Ему для этих целей даже каморку выделили, где у него холсты, краски, кисти, растворители хранились. Ему разрешалось там часть дня проводить, картины для начальства рисовать.

И вот, как-то прибежал к нему в мастерскую Саша. А это было запрещено. Он с поста своего самовольно отлучился. Слава его спросил, дескать, что случилось? А тот молчит. Побыть у Славы немножко попросил. Нельзя этого было делать — ведь и у Славы могли быть неприятности. Только не мог он Сашку прогнать. Трудно там ему было с ребятами, которые постарше и с офицерами. Так и отсиживался Саша у Славика несколько раз. А однажды Сашка снова прибежал. Слава много работал — спешил сдать заказ и был весь в работе. Слышит, за спиной что-то разбилось. Обернулся и видит, что Саша горит. Облил себя растворителем и поджег. Так и сгорел. Не спасли. Видимо, после этого в сыне что-то надломилось, словно закрылась какая-то дверца.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>