Час пик
Быстрый переход:




Что же все-таки творится в Измаильском ГУМВД? | Страница 1

Автор: Наталья Иванченко




В одном из прошлых номеров мы уже давали информацию о том, что «начальник Измаильского горотдела милиции, полковник Георгий Дерменжи в своем начальственном гневе дошел до того, что поднял руку на женщину — сотрудницу следственного отделения. При этом оскорбительно выражался в ее адрес, не чураясь мата, и, наконец, грозился застрелить. Информация об этом появилась на городском информационном сайте Izmail.es, вызвав бурную реакцию у пользователей. Здесь же появилась и фамилия упомянутого следователя — Алена Левицкая».

Алена Ивановна, более десяти лет работающая следователем территориального отдела милиции, согласилась пообщаться с журналистом, добавив при этом: «Я устала бояться». Вот как изложила все произошедшее сама Алена.

— Незадолго до этого инцидента, Дерменжи внес изменения в порядок выхода следователей на дежурства в составе следственно-оперативных групп якобы для того, чтобы «облегчить» нам службу. Так вот, по устному распоряжению начальника, один из двух следователей, заступивших утром на дежурство в составе следственно-оперативной группы, в 21.00 сдавал оружие и шел домой отдыхать.

Сколько себя помню, в милиции мы всегда заступали на дежурство на сутки. Потом, по закону, имели право на два дня «отсыпных». У Дерменжи — новое правило: следователь, который на ночь отправился домой, утром вновь выходит на работу. Начнем с того, что нововведение противоречит соответствующему приказу, и, в случае внезапно приехавшей служебной проверки, отсутствующий ночью следователь может подвергнуться взысканию. Его отдых вряд ли назовешь полноценным еще и потому, что в любой момент может раздаться телефонный звонок и последовать вызов на какое-либо тяжкое преступление. В этом случае сотрудник в течение пяти (!) минут должен быть на службе. Требование, мягко говоря, нереальное.

— Я неслучайно углубилась в эти подробности, — продолжает Левицкая, — они непосредственным образом связаны с тем, что произошло со мной. 4 июня. Я, в соответствии с графиком, заступила на дежурство. Вторым следователем, дежурившим по графику, была Юлия Еременко. Весь день я выезжала на сообщения, в отдел вернулась около 20.50. Это, кстати, видели мои коллеги, которых я встретила у «дежурки». Спустя минут сорок, вновь поступило сообщение: необходимо было выехать по факту смерти пожилого мужчины. По согласованию с дежурным, на вызов решила поехать Еременко — которой, так или иначе, предстояло потом всю ночь работать с документами, а потому домой она не собиралась. Хотя, согласно устного распоряжения начальника, именно Юля должна была отправиться отдыхать. Но мы рассудили, что нет особой разницы в том, кто именно из дежурных следователей поедет на вызов.

Около 23 часов ко мне на работу подошел муж, принес еду, поскольку я весь день была занята и ничего не ела. Мы присели на лавочку на прилегающей к зданию горотдела территории. Не прошло и десяти минут, как позвонил дежурный и сказал, что меня ищет начальник. Едва я вошла в здание отдела, как навстречу выскочил разъяренный Дерменжи и набросился на меня. Его не остановило, что эту безобразную сцену видели люди, доставленные в тот момент в дежурную часть. Начальник схватил меня за ухо (!) и стал кричать: «Где ты шлялась!?», применяя при этом отборный мат. Я не сразу и поняла, что такого, по оценке Дерменжи, ужасного, я натворила. В первые секунды я пыталась что-то объяснить, но, несмотря на шоковое состояние, осознала, что это бесполезно: начальник был, скажем так, в неадекватном состоянии. Стоящему рядом сотруднику дежурной части Дерменжи кричал: «Принеси пистолет, я ее застрелю». Он дотащил меня до третьего этажа, а когда я, стоя у входа в его кабинет, стала сопротивляться (я боялась, что один на один он может сделать со мной все, что угодно), начальник несколько раз ударил меня в область затылка. Меня как будто оглушили, я едва не потеряла сознание. Начальник затащил меня в кабинет и насильно усадил на стул. Я попыталась позвонить мужу, но начальник сказал, что, либо я отключаю мобильный, либо он его сейчас разобьет о стену. Уже в кабинете я осознала, что Дерменжи разъярен тем, что я, по его убеждению, отсутствовала в отделе.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>