Час пик
Быстрый переход:




Председатель

Автор: Ирина Владимирова


Я и в молодости мечтал работать председателем колхоза. Главное для меня — видеть реальные результаты работы.

 

Заместитель председателя Болградской райгосадминистрации — лидер районной организации Народной партии Николай Георгиевич Чанев собирается на заслуженный отдых. Впрочем, этот вопрос еще не решен: не за горами очередная избирательная кампания, а в народе говорят, что коней на переправе не меняют…

Николай Георгиевич — человек, который как свои пять пальцев знает родной Болградский район, знает людей, умеет найти оптимальные пути решения многочисленных проблем. Это — жизненный опыт, который накапливался с молодости, с самых рядовых должностей.

Это после «оранжевой революции» на руководящих постах (от глав районных администраций до министров) нередко появлялись «киндер-сюрпризы», которые имеют весьма поверхностные знания «про жизнь», не говоря уже об опыте работы. А Николай Георгиевич своими ногами прошел все ступени: после техникума работал в колхозе механиком, помощником бригадира, а уже после окончания вуза — главным агрономом большого колхоза в Молдавии, который обрабатывал 12 тысяч гектаров земли. Сотни гектаров садов, виноградников, огородов — он дома только ночевал.

— Для специалистов, — отмечает Николай Георгиевич, — раньше создавались все условия — молодой семье было предоставлено жилье и внеочередное право приобретения автомобиля. Можно было с головой уходить в работу, особо не задумываясь о житейских вопросах.

Я и в молодости, и в более зрелые годы мечтал об одном — работать председателем колхоза. Почему? С одной стороны ты занимаешься конкретным делом, производством, с другой стороны реализуешь себя как руководитель, который определяет тактику и стратегию, организует коллектив. Главное для меня — видеть реальные результаты работы.

Но в те годы КПСС отбирала лучших для работы в партийном аппарате, куда был направлен и он. Тщетно просил Николай Георгиевич оставить его на хозяйственной работе.

Если говорить о партийной стезе, то многое было непонятно. Почему в ряды «руководящей и направляющей» активно принимали рабочих и колхозников, а кандидата исторических наук, например, который изъявил желание вступить в партию (без этого о карьере не могло быть и речи), бюро могло изгнать с позором? Почему, если назначался директор сельской школы, то он непременно должен был быть партийным? Но больше всего претила «бумажная работа» — доклады, отчеты, выступления.

Но были периоды госслужбы — интересные, продуктивные. Например, последние годы перед распадом Советского Союза, когда Н. Г. Чанев работал в должности председателя райисполкома.

— Надо отметить, что много было сделано моими предшественниками, в «наследство» досталось большое количество проектной документации, — говорит мой собеседник. — В те годы в нашем районе были крепкие сельхозпредприятия, которые вкладывали средства в развитие социальной инфраструктуры сел, а потом получали соответствующую компенсацию государства. В хозяйствах и на предприятиях района работали грамотные специалисты. Дел было невпроворот — и это радовало. В конце восьмидесятых в Болградском районе строились типовые дошкольные учреждения. И, конечно, открытие очередного детского сада, когда на праздник собираются нарядные дети, их родители, педагоги, приносило много радости.

В первые годы демократии, последствия которой были, мягко говоря, непредсказуемы, Н. Г. Чанев принял решение уйти с должности. А тогда он работал заместителем председателя райсовета. В это смутное время, однако, сбылась мечта всей жизни — Николая Георгиевича избрали председателем рыболовецкого предприятия «Ялпуг». Хозяйство это, правда, было доведено «до ручки», а люди — до отчаяния. Но бессарабские болгары никогда не опускают рук, зная от всех бед один верный рецепт: работа и стройка. Н. Г. Чанев взялся за обустройство старых причалов на озере и сооружение нового на Дунае, привел в порядок склады, наладил учет.

— Не хочу сказать, что удалось кардинально изменить положение дел в хозяйстве — время было очень тяжелое. Но появилось сто рабочих мест, значительно увеличился объем рыбодобычи, а ведь кругом производство сворачивалось…

Однако заниматься хозяйственной деятельностью на озере Ялпуг пришлось только семь лет — Н. Г. Чанев был избран председателем Болградского районного совета.

На какие бы должности ни назначался и ни избирался Николай Георгиевич, он, как истинный сын бессарабской земли, никогда не оставлял работы в поле. В свободное время на личном подворье с удовольствием занимается живностью, огородом, виноградником. И, как каждый житель села Криничное, ежегодно работает на плантациях арабаджейки — лука-севка.

Сколько лет Н. Г. Чанев состоит на госслужбе, но чиновником его не назовешь. Наверное, потому, что он никогда не теряет живую связь с землей, с людьми.

Что касается так называемого «заслуженного отдыха»… В лексиконе Николая Георгиевича вообще нет такого понятия.





  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>