Час пик
Быстрый переход:




Потому что иначе – в тюрьму | Страница 1




Все жалуются. Дама с косичкой еще вчера рассказывала трогательные истории, как тяжко, когда рабочий «день» заканчивается в два ночи, а «начинается» в пять утра. Трудоголик Юра Луценко жаловался еще больше: и в два часа ночи ничего не заканчивается. Каторга, но «надо».

Кому надо? – не сказал...

Труд нашей власти – действительно каторга. Единственное, что всегда остается непонятным, почему вполне обеспеченные и, кажется, здоровые люди так усердно стараются «получить срок» именно на эту каторгу. Ну, сиди себе в своем имении – хоть в Хорунжевке, хоть под Полтавой – разводи пчел, коллекционируй онучи, играй на сопилке, посещай ярмарки и занимайся художественной вышивкой сорочек в свободное от ненужных трудов время.

Так нет же! Надо лишить себя сна и отдыха, любимых увлечений. И все ради чего?


Давайте «по-простому», на бытовом уровне попробуем ответить на этот вопрос в двух плоскостях: «у них», и «у нас».

Начнем с «них». Идти во власть – невыгодно и не очень-то почетно. Ни в Америке, ни в Европе. Имеется в виду в развитых странах. Слишком мало прав и слишком много обязанностей. Да и платят меньше. Во-вторых, – всегда на виду. В третьих, – «проклятые журналисты» обязательно что-нибудь «накопают». В-четвертых, работать приходится публично и на общество, а оно всегда оказывается неблагодарным. В-пятых, заработать на государевой службе (как это делают «у нас») нельзя: просто не получится. Тут рискнешь один раз в жизни за счет спонсора только взять билеты на самолет, как сразу все станет известно. И за несчастных две-три тысячи долларов этих «спонсорских» в один момент потеряешь и кресло министра, и уважение публики, и «нехорошую прессу» получишь в большом изобилии! Спрашивается, за что и зачем? Короче, не те «у них» масштабы, не те «у них» возможности...

А во власть, тем не менее, идут. Мотив только несколько иной. Карьерный. Власть – не обязательно прямые деньги – «здесь и сейчас», и много (как «у нас»). Власть – это вклад, который не обесценивается. Это, так сказать, «ценные бумаги», личные «акции».

Если перевести на язык обывателя – это все те же связи, все та же влиятельная поддержка, все то же лоббирование чьих-то интересов (совсем не обязательно собственных). Это – и легальный, объяснимый естественный доступ к государственным заказам, «протаскивание» каких-то проектов и наработок, наконец, хорошая, приносящая реальные моральные преимущества перед другими, самореклама.

В конечном итоге, все вместе, так или иначе, превращается в деньги, и только деньги. Но такие деньги не надо скрывать, занижать их уровень, или «отмывать». Они – заработанные. Пускай, не всегда честно и всегда не очень корректно.

Сделав хотя бы скромную карьеру на государственном уровне, вы обеспечиваете себе весьма успешный и устойчивый карьерный рост в бизнесе, после ухода из власти. Здесь – еще одна из причин стремления во власть. На «бытовом» уровне это обеспечивает человеку в будущем реальный, оптимизированный, стабильный путь к абсолютному благополучию. И не надо при этом нарушать закон, входить в конфликт с моралью!

Коррупция и взяточничество, безусловно, живут и процветают – везде. Не мы ее придумали, и не у нас она родилась. Но там это вызывает презрение у всех: от уборщицы до президента. Вот, что очень характерно «для них». А здесь все то же самое вызывает трепет, щенячий восторг, уважение, почитание и стремление подражать. На той же вертикали: от уборщицы до первого лица. Вот, что очень характерно «для нас». Не в Англии же поговорка: «Сумел украсть – молодец, попался – дурак!».

В Англии так не говорят. Впрочем, и не делают. И не только в Англии...

«У нас» идти во власть выгодно и почетно. Потому что воровать можно сразу, «здесь и сейчас» и все, что захочешь. Не ворует только ленивый, он, как правило, и попадается. При этом, нарушать закон лично тебе нет никакой необходимости. Это будут делать твои подчиненные (за что, кстати, и уважают).








  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>