Час пик
Быстрый переход:




Если бы не Беловежская пуща – имели бы мы здесь Соединенные Штаты Евразии... | Страница 1




Демократ по сути убеждений, а не в современном «ругательном» смысле, Лариса Павловна – тот человек, в порядочности, искренности и, главное, адекватности оценок которого невозможно усомниться. Ее украинский – прекрасен, ее русский – безупречен: общаясь с ней, трудно не позавидовать великолепному владению обоими языками, точным и ярким высказываниям. Что, естественно, является признаком точной работы мысли.

Что еще можно добавить к ее портрету? Архитектор, научный работник, человек культуры и искусства, Лариса Павловна большую часть своей жизни вынуждена заниматься политикой, «разгребать» нечистоты в обществе. Во-первых, из принципа личной ответственности, невозможности молчать и быть в стороне – принципа настоящей интеллигентности. А во-вторых, потому что к этому у нее есть явные способности, которым могут позавидовать многие государственные чины. Она вхожа в высокие кабинеты, сотрудничает и общается с политиками всех мастей, пользуясь несомненным авторитетом – как среди единомышленников, так и среди идейных противников. Авторитетом, который не купишь ни за какие деньги.

C этого номера мы начинаем публикации цикла бесед с Ларисой Павловной Скорик, сделанный на основе большого интервью, которое она дала корреспонденту газеты «Час пик».

Для тех, кто в угаре «революционных» событий подзабыл, напоминаем об этой, без преувеличения, уникальной женщине. Ее по праву можно назвать одним из творцов украинской государственности, из тех, кто стоял у истоков независимости. Потомственный представитель настоящей украинской интеллигенции, Лариса Павловна не является носителем тех качеств и взглядов, негативный смысл которых одесситы зачастую вкладывают в понятие «западенец». Достаточно привести несколько ее фраз, чтобы убедиться в полном отсутствии ксенофобии и любого другого вида политической «фобии». «Режим к этносу никакого отношения не имеет» – это о любом режиме, начиная от советского и кончая современным американским. «Так же, как добро и зло не имеют никакой национальной окраски». Так говорит Лариса Скорик – убежденный националист – то есть, носитель национальной идеи построения независимого украинского государства, которую она призывает, опять-таки не путать с идеей «этнической чистоты», так как понятие этнос лежит совершенно в другой плоскости.

Корр. Лариса Павловна, давайте, все-таки начнем с истории вопроса, хотя это может кому-то показаться далеким во времени и не имеющим отношения к современным событиям. Как получилось, что Вы так неожиданно «порвали» с Рухом?

Л. Скорик. Как Вы знаете, я была одним из основателей Руха. Это уже потом были все съезды, конференции, а начиналось все гораздо раньше, в 1988 году. Я была членом Провода Руха достаточно длительное время.

Шел 1992-й год, когда мы, национал-демократы, пришли в Верховную Раду – кстати, путем единственных за всю историю независимости по-настоящему демократических выборов. Потому что на тех выборах была борьба идей, а не денег. Другое дело – кто пришел в парламент, это отдельный разговор. Пришли разные люди. Из нашего демократического блока в Верховной Раде – в противовес коммунистам и представителям старой власти – была создана так называемая «Народная рада». Я считала национал-демократов своими единомышленниками, с которыми мы очень быстро построим чудесную Украину, нормальное цивилизованное государство, которое народ будет любить, а оно, в свою очередь, будет заботиться о своем народе.

Корр. Вы были романтиком?

Л. Скорик. Нет, я была, скорее, реалистом. Именно это мне помогло быстро разобраться, что к чему. Я вскоре поняла, что с большинством национал-демократов мне не по пути. Эти люди явили мне совершенно невероятное лицо – большинство из них были и оставались сотрудниками спецслужб. В этом я смогла убедиться, получив на руки соответствующие списки из компетентных источников. Я поняла, что не они сами пришли в Верховную Раду – а их «привели», и отнюдь не сторонники украинского государства. Да и их действия были вразрез с государственными интересами, а не в пользу их. Можно сказать, что они действовали с определенными геополитическими целями. Они трижды предавали Леонида Макаровича Кравчука – человека, без которого вообще не состоялось бы это государство и они как политики, в том числе.








  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>