Час пик
Быстрый переход:




Фашизм был исполнителем. «Заказчиком» были другие… | Страница 4

Автор: Владислав Гулевич






Когда в результате неудачного для Советской России отражения польской агрессии на Украину и Белоруссию в 1920 году эти земли перешли в состав Польши, поляки решили не останавливаться на достигнутом. Десятки тысяч пленных красноармейцев были замучены в польских концлагерях, где они содержались в нечеловеческих условиях. В живых посчастливилось остаться немногим. Некоторые историки оценивают количество умерших в Польше советских военнопленных в 80 тысяч. С территории Польши продолжали действовать поддерживаемые польской разведкой банды жестоких грабителей, терроризировавшие советские Украину и Белоруссию. Один из главных польских карателей того времени, генерал С. Булак-Булахович, чьи банды совершали набеги на белорусскую территорию, чтится в Польше как национальный герой, ему посвящаются статьи и эссе, воспевающие его безупречное, по мнению поляков, мужество. Сейчас, когда поляки так любят плакаться о «невинных» жертвах Катыни и даже угрожают подать против России в Европейский суд иски о возмещении морального ущерба, не стоит забывать, что в Катыни были казнены не «безвинные жертвы тоталитарного режима». Это были те самые польские офицеры, отдававшие в 1920 году команды своим отрядам идти войной на Украину и Белоруссию. Те самые, которые мучили и жестоко расправлялись с пленными красноармейцами, а после заключения мира продолжали грабить и жечь мирные украинские и белорусские села и убивать ни в чем не повинных людей.

Попав в ловушку собственной национальной закомплексованности и русофобии, поляки даже в преддверии Второй мировой продолжали наивно изображать из себя непобедимых и непокорных. С трудом верится, но в тридцатых годах прошлого века СССР имел торговые отношения со всеми странами мира, и только Варшава продолжала высокомерно и чванливо плеваться в его сторону, отказываясь даже обсуждать какие бы то ни было мирные инициативы Советского Союза.

Капитан М. Лепецкий, адъютант маршала Ю. Пилсудского, вспоминал услышанную когда-то от него фразу: «Дурость, абсолютная дурость. Где это видано — руководить таким народом двадцать лет!» Если оценивать польскую политику сквозь призму сказанного Ю. Пилсудским, тогда все становится на свои места и поведение Варшавы делается понятным. Особенно во время нападения немцев на Польшу в 1939 году. Это теперь по Польше гуляет песенка «Войско Польске Берлин брало, а совецко помогало». Когда же в Польшу вторглись фашистские отряды, поляков хватило на 17 дней обороны (крошечную Брестскую крепость советский отряд защищал больше месяца). Польский президент Мосцицкий удрал из Варшавы в первый же день войны (Сталин оставался в Кремле на протяжении всей Великой Отечественной, даже когда немцы уже разглядывали Москву в свои бинокли). 5 сентября из польской столицы быстренько исчезло все польское правительство. Главнокомандующий польской армией маршал Рыдз-Смиглы уже на третий день войны издал приказ об отступлении в сторону союзной полякам Венгрии (напомним, что в Венгрии тогда у власти находился фашист Хорти) и Румынии (с которой поляки дружили против СССР). Тогда же имела место так называемая «странная», или как ее еще называли, «фальшивая» война, когда Англия, и вслед за ней Франция, несмотря на обещания и подписанное с Польшей Соглашение о взаимопомощи не предприняли никаких серьезных действий, дабы выручить своего вчерашнего союзника, подвергшегося нападению со стороны гитлеровской Германии. При этом уже в сентябре 1939 года с началом Польской кампании французы и англичане на Западном фронте имели 110 дивизий против 33 немецких, однако это не мешало им проводить время подальше от «горячих точек».

 

Главное — «не беспокоить» Гитлера

 

До 17 сентября (дата ликвидации Польши как суверенного государства под фашистскими бомбами) крах поляков был настолько очевиден, что у французов, вдруг заговоривших о неготовности быстро предпринять серьезные наступательные действия против Германии, появилось хорошее оправдание для пересмотра своих намерений насчет активного ведения войны. От Великобритании тоже проку было мало. Первые две дивизии английского экспедиционного корпуса могли прибыть на континент только в первых числах октября, еще две — во второй половине октября. На другие английские дивизии рассчитывать не приходилось. Для французов это также служило поводом не начинать наступательных действий.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>