Час пик
Быстрый переход:




Дай мне сердце твое, а все прочее я сам приложу тебе... | Страница 1




21 сентября мощи преподобного были доставлены в Свято-Успенский кафедральный собор. Тысячи одесситов собрались возле собора еще за несколько часов до прибытия мощей. Огромное количество людей, стоящих в надежде прикоснуться и произнести молитву у святыни растянулся на целый квартал.

Саровский известен всему православному миру как святой, исцелитель и чудотворец не только при жизни, но и после смерти, о чем – свидетельства очевидцев, с которыми сегодня мы и знакомим читателя. Первый – современник Николай Саровского, впоследствии – известный его биограф Николай Мотовилов. Второй – наш современник – журналист Николай Коняев из Санкт-Петербурга.

При жизни

5 сентября 1831 года привезли к преподобному Серафиму нижегородского помещика и совестного судью Николая Александровича Мотовилова. Все тело его было расслаблено, скорченные и распухшие в коленках ноги не действовали, на спине и на боках открылись язвы пролежней. Три года уже не вставал с постели несчастный.

– Да ведь я не доктор, к докторам надобно относиться, когда хотят лечиться от болезней каких-нибудь... – сказал преподобный Серафим, когда Мотовилов попросил исцелить его.

– Я обращался к докторам... – ответил Мотовилов и начал перечислять, что испытал все главные способы лечения. – Аллопатией я лечился у знаменитых в Казани докторов Василия Леонтьевича Телье и ректора Императорского Казанского университета Карла Федоровича Фукса, даже и за границей известного медика-хирурга. Гидропатией лечился на Сергиевских минеральных серных водах... Взят был мною и полный курс лечения гомеопатией у самого изобретателя сего способа доктора Ганнемана... Но ничто не помогло и теперь не имею надежды получить исцеление от недугов, кроме как только Благодатию Божию. Прошу ваших молитв, святой отец, чтобы Господь исцелил меня...

– А веруете ли вы в Господа Иисуса Христа, что он есть Богочеловек? – спросил преподобный Серафим, выслушав рассказ Мотовилова. – Веруете ли в Пречистую Его Божию Матерь, что Она есть Приснодева?

– Верую! – отвечал Мотовилов.

– А веруешь ли, что Господь, как прежде исцелял мгновенно и одним словом своим или прикосновением своим все недуги, бывшие в людях, так и ныне так же легко и мгновенно может по-прежнему исцелять требующих помощи, одним же словом своим, и что ходатайство к нему Божией Матери за нас всемогуще, и что по сему Ее ходатайству Господь Иисус Христос и ныне так же мгновенно и одним словом может всецело исцелить вас?

– Истинно всему этому верую! Верую всею душой моей и сердцем моим... – отвечал Мотовилов. – Если бы не верил, не велел бы везти себя к вам!

– Если веруете, – сказал преподобный Серафим, – то вы здоровы уже!

– Как здоров? – спросил я. – Люди мои и вы держите меня на руках!

– Нет! Вы совершенно всем телом вашим теперь уже здоровы в конец! – сказал преподобный и, повернувшись к слугам Мотовилова, велел им отпустить его. А сам взял больного за плечи и, приподняв от земли, поставил на ноги. – Крепче стойте! Вот так... Не робейте... Вы совершенно здравы теперь! Видите, как вы теперь хорошо стоите?

– Так я потому хорошо стою, что вы хорошо и крепко держите меня!

– Ну, вот и я теперь уже не держу вас... – сказал преподобный и, взяв Мотовилова за руку, а другой рукой подталкивая в плечи, повел вокруг большой сосны. – Вы и без меня крепко стоите. Идите же смело, батюшко мой! Господь исцелил вас... Вот, ваше боголюбие, как вы хорошо пошли!

– Да потому пошел, что вы меня хорошо вести изволите!

– Нет! Сам Господь совершенно исцелить вас изволил и Сама Божия Матерь о том Его упросила, вы и без меня теперь пойдете и всегда хорошо ходить будете... Идите же! – и преподобный отнял руки от Мотовилова.

– Да этак упаду я и ушибусь! – сказал Мотовилов.

– Нет! Не ушибетесь, а твердо пойдете... – сказал преподобный.

И в тоже мгновение Мотовилов почувствовал в себе какую-то свыше осенившую тут его силу, приободрился и твердо пошел по неровной земле.








  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>