Час пик
Быстрый переход:




Дай мне сердце твое, а все прочее я сам приложу тебе... | Страница 2






– Что, теперь удостоверились ли вы, что Господь вас действительно исцелил во всем, и во всем совершенно? Отъял Господь беззакония ваша и грехи ваши очистил есть Господь. Видите ли, какое чудо Господь сотворил с вами ныне? Веруйте же всегда несомненно в Него, Христа Спасителя нашего и крепко надейтесь на благоутробие Его к вам. Всем сердцем возлюбите Его и прилепитесь к Нему всею душою вашею, и всегда крепко надейтесь на Него и благодарите Царицу Небесную за Ее к вам великие милости. Но так как трехлетнее страдание ваше тяжело изнурило вас, то вы теперь не вдруг помногу ходите, а постепенно... Мало-помалу приучайтесь к хождению и берегите здоровье ваше, как драгоценный дар Божий...

И после смерти

А это – свидетельство того, что случилось уже в наши годы...

– У нас в церкви висит большая икона – преподобный Серафим Саровский, – рассказывал мне москвич, известный в стране политик. – Я часто подходил к этой иконе, свечки ставил... А тут пришел, и не могу найти икону. Что такое? Спрашиваю у старушки, может, унесли куда-нибудь икону по какой надобности?

Она посмотрела на меня внимательно и пальцем погрозила.

– Чего-то, – говорит, – ты не то, мил человек, сделал. Спрятался от тебя Серафимушка. С ним такое бывает. Не от тебя первого прячется.

А я тогда письмо одно подписал... Чтобы так сказать, демократические свободы от России защитить... Точнее, нас защитить от этих демократических свобод, если уж честно! На самом деле, подписывал его я против собственного желания, но так получилось, неудобно было отказаться, неудобно было отказать – поставить свою подпись меня попросил человек, которому я был многим обязан...

Я, конечно, про письмо это вспомнил сразу, но старушкин намек с этим не связал, пропустил мимо ушей. Пожал плечами, перекрестился, поставил свою свечечку у образа Богородицы и домой пошел.

А на душе «кошки скребли», нехорошо было... В общем, мучился я, мучился, потом снял телефонную трубку и позвонил тому самому человеку, которому и был многим обязан.

– Так мол, говорю, и так... В общем, извини, но подпись свою я отзываю, ты ее, пожалуйста, вычеркни...

– Ты что? – знакомый мне отвечает. – Ты понимаешь, о чем меня просишь? Письмо уже туда, «наверх» ушло. Ты соображаешь, что о тебе там подумают, если я специально попрошу твою подпись снять? Уж лучше бы тебе тогда вообще его не подписывать...

– Лучше, – отвечаю. – А все-таки ты позвони. И отзови мою подпись.

– Ну, смотри... – говорит коллега. – Я тебя предупреждал.

– Я понял... Но ты всё-таки отзови.

Только повесил трубку, как-то сразу легче на душе стало, словно груз какой сбросил. Лег спать, заснул сразу и вот, понимаешь, удивительный сон приснился, будто стою я дома у себя перед иконами и молюсь...

– Святый праведный отче Иоанне! Святый угодниче Божий Николай! Святый преподобный Сергий! Молите Бога за мя грешного... Святый угодниче Божий Пантелеймон, святый отче Александре...

И так, кланяясь каждому образу, добрался я до иконы преподобного Серафима Саровского.

У меня точно такой же образ, как там, в церкви, дома висит...

– Святый угодниче Божий... – сказал и остановился – имя его не могу вспомнить!

– Прости, – бормочу, – отче! Сам не знаю, как такое случилось... Прости мя, грешного!

И так стыдно, так ужасно стыдно, что, кажется, от стыда бы сгорел, если бы не услышал:

– Россию только не забудьте, детушки... Меня забудьте, а ее любите.

И, как всегда во сне, непонятно: то ли прозвучал голос от образа Серафима Саровского, то ли сам я подумал это, но проснулся...

Утром пришел в храм и сразу нашел икону... Ну, как вы это объясните?..

Воистину Царствие Божие внутри нас... По свидетельству Мотовилова, преподобный Серафим как-то напомнил ему слова Спасителя: «Сыне, дай мне сердце твое, а все прочее я сам приложу тебе». Саровский заметил при этом, что в сердце человеческом может вместиться Царствие Божие. И самое главное – помнить об этом, и не утратить этого.

Эту мысль он велел Мотовилу передать потомкам, как, может быть, единственно главную и вечную истину. В справедливости этих слов, увы, мы чаще убеждаемся, уходя от их сути. Хорошо, если сердце указывает путь, как это было с московским политиком.

Плохо, если человек сердце свое не слышит или слышать не хочет, и озарение не наступает.

Совсем беда – если на прикосновении к таинству чуда и святости пытаются «делать политику».

Целый месяц партия «Союз» бубнила о своей «причастности» к тому, к чему причастна быть не может – храмовым торжествам в связи с доставкой мощей преподобного Серафима.

Мерзко и противно. Главное – грех. И в самом святом месте! У москвича поучились бы...








  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>