Час пик
Быстрый переход:




Нина Карпачева, где ты?!

Автор: Людмила Белорукова


В жизни бывает и такое, что человеку приходится в статусе больного отправиться «на капитальный ремонт» тела или души в медицинское учреждение.

По необходимости, отправляясь в известную в Одессе больницу, чтобы побывать в руках божьих и врачей и наблюдая, как бы со стороны, на «муравьиную» жизнь «кузницы здоровья», я согласилась с мнением известных мудрецов о том, что хорошее здоровье лучше, чем хорошее богатство или, что здоровый нищий богаче больного короля.


Итак, получив в руки медицинскую историю болезни, мне было поручено дообследоваться, путешествуя с первого по восьмой этаж, часто без лифта. Взяв в руки кошелек под «крокодила», приобретенный по случаю на «староконном рынке», я отправилась на больничную «карусель».

Для примера могу сказать, что стоимость оплаты услуг по проблемам в области сердца (кардиограмма, УЗИ, кардиолог и все остальное) определялась в зависимости от производимого мною впечатления (о моем материальном положении). Причем цены были разные…

Этап обследования к вечеру был пройден. Мне, извините, была назначена клизма для подготовки к утреннему операционному вмешательству. Эта процедура проходила в два этапа: вечер — утро, хотя, операция должна была состояться на щитовидной железе.

Однако, все это — была «прелюдия к романсу».

«Романс» зазвучал утром, когда в палату вошел седой, видавший виды человек и сухо представился:

— Анестезиолог.

С большой надеждой и радостью я вручила ему конверт и сказала:

— Для поддержки трусов, как говорит известный в Украине «сексопатолог» И. И. Чугунников.

Шутка моя осталась без внимания, а ответ был получен такой:

— Нет хорошего или плохого наркоза, а есть нужный или ненужный. А если что-то происходит, то все валят на анестезиолога…

«Подбодрив» меня и мою дочь таким образом, и вручив Кате список из восемнадцати наименований, доктор удалился.

Катя отправилась в аптеку, пытаясь вдогонку объяснить врачу, что мама очень плохо переносит наркоз, на что получила ответ:

— Если вам, Екатерина, заклеить рот лейкопластырем, вы не будете задавать лишних вопросов.

Через десять минут из операционной пришла сестра и спросила:

— Белорукова или Белокурова.

Я ответила, что на этом свете я значусь как Белорукова.

— А это точно? — переспросила она.

— Точнее не бывает, — ответила я.

— Тогда на операцию.

И вот я в какой-то комнате, и раздеваюсь до трусов. Нянька одежду отдает дочке, и я почти голая жду. Заходит другая нянька и говорит: «А чего ты здесь стоишь, тебе в другую комнату».

В другой комнате меня укладывают на кушетку под большие, пока еще темные, лампы, завязывают ноги и руки морским узлом, а другая нянька меня «успокаивает»: «Мне тоже нужно оперироваться и зятю моему, но как насмотришься, что здесь бывает — не хочу».

После ее замечательной «поддержки» мне ставят капельницу, и я в глубокой жалости к себе начинаю куда-то проваливаться.

До того, как я уснула в операционной, в больницу дозвонилась моя неходячая мама, от которой дети скрыли информацию, и я вновь услышала знакомый голос:

— Белорукова или Белокурова здесь?

На что я ответила:

— Мне все равно.

В реанимации были свои приколы для «Городка», например: реанимация — это святая святых, но в связи с всемирным экономическим кризисом, может быть и не «святая святых».

Как известно, самое главное в жизни — окончательный положительный результат.

Большое спасибо хорошим рукам и профессиональному мастерству хирургов, но если вспомнить, что когда родился министр здравоохранения, министр образования горько заплакал, становится очень грустно.

Очень грустно и оттого, что при поступлении в больницу, подписываешь документ о том, что никакие претензии к врачам по поводу утери часов, кошелька и, самое главное здоровья и жизни, ты либо твои родственники иметь не будут.

И кто это придумал?

Нина Карпачева, где ты?!

А если без шуток, мораль сей истории такова. Больница, конечно, — не дом отдыха. Но он, как минимум, не должен напоминать тюрьму, врачи и нянечки — надзирателей, а процедуры — торговлю.





  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>