Час пик
Быстрый переход:




У позорного… погранстолба | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




Нарочно не придумаешь

Нарочно не придумаешь: в адрес Ренийского порта то и дело из Киева шлют депеши: из министерств иностранных дел и транспорта, из Государственной морской и речной администрация, из флотинспекции и других центральных ведомств. Содержащиеся в них вопросы ставят в тупик, ибо разговор идет «под дурачка». Спрашивают, например, это что же вы там натворили такое, что у нас под носом появился молдавский порт в Джурджулештах, и почему не принято никаких мер?

Такое впечатление, будто это портовики распорядились частью территории страны, подарив ее Молдове…

 

В начале ноября текущего года состоялся официальный визит секретаря СНБОУ Раисы Богатыревой в Молдову. По словам Президента Виктора Ющенко, задачей этих переговоров было продолжение двусторонних консультаций «с целью окончательного урегулирования вопросов взаимного признания прав собственности и договорно-правового оформления украинско-молдавской государственной границы».

В частности, в ходе визита рассматривался вопрос о передаче Украине участка автотрассы Одесса-Рени в районе молдавского села Паланка. Однако Молдова попросила взамен выделить ей несколько гектаров водной поверхности реки Дунай для расширения возможностей Джурджулештского портового комплекса.

Мы неоднократно писали на эту тему, поэтому повторяться не будем. Сегодня акцентируем внимание на более приземленных вещах, тем более что политики с высоты своего Олимпа зачастую просто не замечают их. Между тем, некоторые аспекты украинско-молдавского взаимодействия в районе Джурджулешт приобрели прямо-таки постыдный характер. Как нетрудно догадаться, постыдный именно для нашей страны.

 

Они изволили «проснуться»

 

— Я не политик, я — специалист-транспортник, но даже со своей «колокольни» понимаю, что обмен украинского участка дунайского побережья на молдавский отрезок автодороги Одесса-Рени в районе Паланки был совершенно неравноценным, — говорит исполняющий обязанности капитана порта Рени Иван Максимов. — И дело даже не в том, что Молдова за эти годы так и не выполнила своих обязательств по обмену. Для Украины, по большому счету, эта сделка в любом случае — большая глупость. Если бы тогдашнее руководство нашей страны действительно исходило из национальных интересов, оно либо вообще отказалось бы от такого обмена, либо обменяло выход к Дунаю на тот участок Молдавской железной дороги, по которому грузы поступают в Ренийский порт. Второй вариант стал бы гораздо более выгодным и для нашего порта, и для Придунавья в целом (напомню: именно лишний железнодорожный транзит по территории Молдовы является одной из главных причин упадка Ренийского порта). Таким образом, этот больной вопрос давно уже можно было решить за счет взаимовыгодного обмена с Молдовой. Однако украинская территориальная уступка привела к тому, что мы не решили старую проблему и создали новую, не менее острую.

Самое интересное, что за период строительства Джурджулештского порта (с 1997 года и по сегодняшний день) высшие органы власти Украины практически не замечали этой проблемы. Стыдно сказать: чиновники министерского уровня плохо представляли себе, что такое Джурджулешты, и «с чем их едят». А когда Молдова построила в устье Прута целый транспортный комплекс и заявила на весь мир, что она стала морской державой, украинские ведомства вдруг «проснулись»! В нынешнем году в порт Рени буквально посыпались всевозможные запросы и письма из Киева: Министерство иностранных дел, Министерство транспорта, Государственная морская и речная администрация, Госфлотинспекция и другие украинские ведомства стали требовать от нас разъяснений в духе «что у вас там происходит, и что с этим делать?»

Я завел целую папку для всей этой бумажной активности. И теперь капитания порта Рени вынуждена докладывать руководству страны, как могло получиться, что сухопутная Молдова «вдруг» вклинилась в украинскую транспортную систему в Дунайско-Черноморском бассейне! Например, мне лично звонил чиновник из МИДа с предложением проводить мониторинг судоходства и грузопотоков в акватории Джурджулештского порта, а в письме Государственной морской и речной администрации Украины от 30 июня 2009 года №250—02/09 2/38‑09 в адрес УДП и Ренийского порта изложено требование «предоставлять информацию о нарушениях молдавской стороной правил безопасности судоходства». Еще раз подчеркну: подобные запросы из столицы появились лишь в текущем году. Вопрос: где эти господа были раньше?







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>