Час пик
Быстрый переход:




СССР никогда не был агрессором | Страница 3

Автор: Петро Роженко






После Второй мировой войны американский геополитик нидерландского происхождения Николас Спикмен разработал в свое время т. н. геополитическую теорию «прибрежных зон» (rimland). Согласно этой теории, для контроля над каким — либо государством необходимо контролировать прибрежные зоны, окаймляющие территорию этого государства. И хотя идеи Н. Спикмена окончательно оформились в законченную теорию к шестидесятым годам прошлого века, все полководцы и государственные деятели более раннего времени интуитивно учитывали роль прибрежных территорий в своих стратегических планах.

Финляндия представляет собой типичную «прибрежную зону» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не говоря уже о том, что финская граница пролегала в непосредственной близости от Ленинграда, недружественная Кремлю Финляндия представляла опасность с точки зрения возможности для недружественных государств перекрыть или предельно осложнить Советскому Союзу выход в Балтийское море. «Заперев» для СССР балтийское направление, западные страны (в первую очередь, Великобритания и Соединенные Штаты) смогли бы беспрепятственно хозяйничать на Балтийском море. Под угрозой находились советские морские коммуникации в северных широтах. Незамерзающий порт Мурманск (который всего чуть более 20 лет назад, в 1918 году уже подвергся набегу западных интервентов в лице американцев, англичан, французов и польских стрелков) тоже был лакомым кусочком для англосаксонских колониалистов, как и Архангельск — крупный портовый город, бывший целью иностранных интервентов в том же году.

Заинтересованность Вашингтона и Лондона в этом вопросе сложно переоценить. В случае снисходительного отношения к выходкам Хельсинки, пространство стратегического маневра для Москвы ограничивалось бы лишь Тихим океаном, где уже точила зубы японская военщина, и Черным морем, где Турция заняла исключительно враждебную по отношению к СССР позицию.

С Каспием тоже было не все так просто — из-за происков германской резидентуры в Иране. Уже в августе 1941 года СССР был вынужден ввести в Иран войска на основании межгосударственного договора между СССР и Ираном (с 1939 года Гитлер принялся оказывать иранцам всемерную помощь, а в самом Иране кишмя кишели фашистские агенты). Не стоит сбрасывать со счетов Швецию, которая видела в России, а затем в СССР, исторического врага в бассейне Балтийского моря. После Ништадтского мирного договора 1721 г. между Швецией и Россией, к последней отошла Финляндия. И надо заметить, вполне мирно уживалась с другими народами царской России. И когда между Хельсинки и Москвой вспыхнул вооруженный конфликт, Стокгольм не мог оставаться в стороне. Поэтому на помощь финнам устремились полки шведских добровольцев (такие же полки воевали потом против СССР на стороне гитлеровской Германии).

С незапамятных времен Россия старалась получить выход к морям, и, как следствие, к торговым коммуникациям мирового значения. Поэтому из-за странного упрямства финских властей Советский Союз не собирался даром отдавать то, за что так упорно сражались еще Петр и Екатерина Великие.

Поэтому мысленно обращаясь взором более чем на 70 лет назад, не стоит забывать о перечисленных выше факторах, оказавших свое влияние на развитие событий. К счастью, сейчас Хельсинки отказался от каких-либо территориальных претензий к Москве. Финская организация «ПроКарелия», ратующая за присоединение Карелии к финскому государству, является маргинальной политической силой. Финляндия придерживается политики относительного нейтралитета и не спешит включаться в борьбу «цивилизованного» человечества против русского народа, хотя была вынуждена пойти на определенные уступки. И, памятуя о тех кровавых событиях, вряд ли финны захотят превращаться в зоологических русофобов как их прибалтийские соседи. Финны — уравновешенный и прагматичный народ, а не истеричные политические карлики. Они понимают, что залогом дальнейшего развития их страны являются ровные партнерские отношения с Москвой, как ближайшим соседом.







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>