Час пик
Быстрый переход:




Мор, о котором «забыли» | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Как известно, Парламентская Ассамблея Совета Европы проявила невиданную для нее справедливость, отказавшись признать голод в Украине геноцидом, как факт, противоречащий исторической правде. Тем не менее, тема голодомора нещадно эксплуатируется заокеанскими и английскими политтехнологами, ибо «промывка мозгов» потенциальных рабов никогда не теряет своей актуальности для потенциальных рабовладельцев.

 

О том, что в политике все средства хороши, прекрасно знают на Западе, ибо сами в информационной войне против своих соперников частенько используют откровенно лживые материалы. Но, наверное, ни одна тема не подвергалась таким «переделкам» и «доработкам», как тема голода на Украине 1932‑33 годах. Вспомним хотя бы выставку фотографий жертв этих страшных событий, которую «оранжевые» устроили в Киеве, когда, странным образом в «украинских документах» обнаружились… фотографии голодающих российского Поволжья и США времен Великой депрессии.

Большинство здравомыслящих людей прекрасно понимают, что ужасные события 1932‑33 годов не были направлены против украинского народа. Голод прокатился по многим районам СССР, не имея этнической составляющей, он прошелся не только по Украине, но и по Центральному Черноземью Росси, по Кубани, Поволжью, Алтаю, Уралу и Сибири, по Кавказу и Казахстану. Но это мало интересует западных стратегов. Они придерживаются четкого курса на демонизацию России и всего русского народа. На Западе вы не услышите слов сочувствия к русским, казахам или жителям Кавказа, голодавшим так же, как украинцы. Зарубежные политтехнологи сосредоточились на «украинской теме», как на удобном поводе для очернения многовековой истории русского и украинского народов.

В США, Великобритании, Канаде, Польше учреждены фонды и комитеты, открыты галереи и фотовыставки, цель у которых одна — навязать изобретенную на Западе модель отношений русских и украинцев. В Киев в середине девяностых годов с этой целью прибыл американский ученый Дж. Мэйс, который впоследствии выдвинул псевдонаучную теорию украинского постгеноцидного общества, «дающую ответ на вопрос о причинах незавершенности «оранжевой» революции».

Мэйса не смущал тот факт, что сами украинцы себя постгеноцидным обществом почему-то не считают, а большинство о столь экзотической трактовке их характера даже не слышали.

В чем «незавершенность оранжевой революции» и без Мэйса ясно. Проамериканские политические клоуны на украинском олимпе оказались теми, кем они и были — клоунами. Русский язык и осознание большинства украинцев своего единства с общерусским пространством остается пока еще реальностью. Но имя Д. Мэйса продолжает работать и после его смерти, благодаря стараниям таких, как Ющенко.

Став президентом, В. Ющенко наградил Мэйса (правда, уже посмертно) орденом князя Ярослава Мудрого II степени и подписал распоряжение об увековечении памяти этого деятеля, в связи с чем был учрежден Фонд его имени с теми же целями, которые сам Мэйс преследовал в Украине. Фонд сотрудничает со всеми западными структурами, мусолящими «идею» геноцида.

Вопрос в другом. Имел ли сам Д. Мэйс моральное право изображать из себя радетеля за интересы украинского народа, не говоря о фальсификациях, до которых он опускался? Почему он молчал о том, что творилось у него на родине — такой сытой и безопасной — где, оказывается, погибших от голода было больше, чем в СССР, причем голод там длился пять лет — с 1929 по 1934 годы?!

Наш исследователь Б. Борисов, занимаясь темой голода в США, на основании официальных статистических данных тех же США пришел к выводу, что за время Великой депрессии в Соединенных Штатах от голода умерли не менее 7‑ми миллионов человек! В своей статье «Голод по-американски» он напрямую сравнил голод в США с голодом в СССР в 1932‑33 годах и разместил ее в свободной энциклопедии «Википедия». Но статья была удалена цензорами.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>