Час пик
Быстрый переход:




Наше национальное несчастье | Страница 1




Меньше года назад, когда «революция» уже состоялась, а эйфория от нее не спадала и получила свое продолжение в грандиозном спектакле под названием «Инаугурация президента», мы с содроганием представляли себе, что же будет через год, когда новая власть наверняка не менее грандиозно начнет отмечать годовщину события.

Во-первых, очевидно было, что пройдет празднование в лучших традициях Великого Октября – уж очень много ассоциаций, исторических параллелей по типу «народ встал с колен», «свободу не остановить» и прочих, до боли знакомых слов. Во-вторых, совершенно отчетливо виделось, что поток словоблудия, популизма, революционной демагогии спустя год только наберет силу – именно по причине своего удаления от реального события и приобретения всех качеств мифа (то же самое, естественно, за 73 года произошло и с Великой Октябрьской).

При самых оптимистических прогнозах все же верилось с трудом, что за девять-десять месяцев власть сумеет себя дискредитировать до такой степени, как она это сделала на сегодняшний день, и практически без помощи оппонентов. То есть, по большому счету, о каком праздновании сейчас может идти речь? Тут бы вид сделать, что и революции-то никакой не было, и до выборов кое-как дотянуть. Но нет – не хватит ума не высовываться и попридержать эту тему при себе.

Есть и «человеческий фактор». По всем законам психологии люди, подсевшие на революционную иглу – участвовавшие в «Майдане», ходившие с ленточками, чувствовавшие некую общность, единение, в конце концов, просто получившие положительные эмоции от массовой тусовки и причастности к «великому историческому моменту» – захотят каким-то образом возродить в себе подобные эмоции. Даже если они прекрасно понимают, что их использовали – состояние эйфории великая вещь, его хочется пережить еще и еще, хватаясь при этом за исчезающий миф.

А между тем всем честным участникам тех событий для наведения порядка в собственной голове требуется самая малость: признать, что обманулись они не сейчас, когда якобы исполненная благих намерений власть не сумела оправдать ожиданий, а тогда – не разглядев суть происходящего, запутавшись в колоде из двух кандидатов, не определив здоровым народным чутьем, где «черное», а где «белое».

Исходя из всего сказанного, мы вносим свой скромный вклад во всенародное празднование годовщины и открываем временную рубрику «Мифы Майдана», где попытаемся воспроизвести наиболее расхожие аргументы не самой прозорливой части нашего электората, год назад в жарких дискуссиях яро защищавшую «народного кандидата». Комментарии к мифам будут давать политологи и экономисты, журналисты и социологи.

Миф первый. «Ющенко – сильная личность, фигура общенационального масштаба, президент, которого народ давно ждал и который своей волей сумеет переломить ситуацию в стране к лучшему». Контраргумент на момент «оранжевой революции» звучал так: «Ющенко – ноль в политике, его «ведут», сам он – никто».

Ослик Иа назвал бы это «жалким, душераздирающим зрелищем». Четыре телеканала в прайм тайм, некоторые даже вместо вечерних новостей, совсем недавно показывали народу индивида, с трудом составляющего слова в словосочетания, из которых никак не хотели вырастать предложения, неадекватно реагирующего на внешние раздражители и явно не владеющего информацией о ситуации в стране. Впрочем, это интервью совершенно точно отражает состояние украинской государственности через восемь месяцев после известной революции.

Конечно, важно, прежде всего, само содержание речи президента. В частности, на вопрос о том, собирается ли он подписать закон о неприкосновенности депутатов всех уровней, он рассказал нечто невразумительное о своих планах создать в секретариате комиссию, которая выработает обращение в Конституционный суд по вопросу о конституционности депутатской неприкосновенности в целом, включая Верховную Раду. Мог ли такое сказать психически здоровый человек, обязанный по должности охранять Конституцию от посягательств и планирующий объединить вокруг себя максимально возможное количество политических сил уже к марту 2006 года? Ясно, что нет.








  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>