Час пик
Быстрый переход:




Русский — язык четвертого сорта? | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




«Считать вещание и печатные издания на негосударственном языке показателем, который по своим негативным последствиям составляет угрозу национальной безопасности не меньшую, чем пропаганда насилия, разврата, а также различных форм антиукраинской пропаганды».

(Из рекомендации Гостелерадио и Министерства информации Кабинету Министров, 1996 г.)

 

Мерзость в том, что русский язык стал жертвой… санитарных норм, которые определяют предельно допустимую школьную нагрузку на детей. Дискриминация налицо, а доказать это — невозможно.

 

Государственное ведомство совершенно официально отказалось соблюдать права человека, да еще и подчеркнуло: детям не видать оценок по русскому языку в аттестате зрелости.

 

Существует ли в школах Украины дискриминация русского языка? Вопрос отнюдь не провокационный. Официально у нас вообще не существует никакой дискриминации — Конституция запрещает. Однако всем прекрасно известно, что в реальной жизни официальное и фактическое часто расходятся.


 

На что они «разщитывают»?

 

Когда моя 11‑летняя дочь однажды написала «разщитываю», то я, признаться, был шокирован. Как же так? Дочка у меня — отличница; к тому же, учится она в Ренийской гимназии, рейтинг которой считается высоким не только в районе, но и на уровне области. И вдруг — такое вопиющее незнание орфографии родного языка.

Однако винить ребенка было нельзя. Оказалось, что в текущем учебном году в 5‑х классах гимназии русский язык не преподается вообще — этот предмет попросту исчез из программы! Родители пятиклассников начали разбираться в ситуации, но не обнаружили никакого злого умысла ни со стороны дирекции учебного заведения, ни со стороны государственных органов управления образованием. Как выяснилось, русский язык в названных классах стал жертвой… санитарных норм, которые определяют предельно допустимую школьную нагрузку на детей.

Тут следует пояснить, что в гимназии, в отличие от обычной общеобразовательной школы, практикуется изучение двух иностранных языков — английского и какого-либо другого (в Ренийской гимназии этим другим является немецкий язык). Более того, для моей дочери и ее сверстников с первого класса предусмотрено углубленное изучение английского. И теперь английский им преподают 5 часов в неделю, а немецкий — 3 часа. Украинский язык как государственный (вместе с литературой) изучается не менее 5 часов в неделю. Разумеется, при такой программе 5‑е классы не вписались в рамки санитарных норм, из-за чего гимназия была вынуждена отказаться от преподавания русского языка. Таким образом, он оказался единственным школьным предметом, за счет которого сэкономили драгоценное учебное время. Можно сказать, что в данном случае образовалась своеобразная языковая градация: украинский оказался языком первого сорта, английский — второго, немецкий — третьего, а русский — четвертого. И если, как принято говорить, «третий сорт — не брак», то четвертый — увы… Это при том, что именно русский — родной язык для подавляющего большинства гимназистов.

Спохватившись, родители учеников потребовали объяснений от райотдела образования: в своем коллективном заявлении они напомнили, что изучение родного языка — фундаментальное право человека, гарантированное как Конституцией Украины, так и международными нормами. Тем не менее, начальник Ренийского райотдела образования Татьяна Ботика ответила родителям в духе обыкновенной отписки: она еще раз посетовала на санитарные требования и резюмировала: «Вивчення російської мови учнями можливо лише факультативно, що не дає підстав для виставлення балів в документ про освіту». Вот так: государственное ведомство совершенно официально отказалось соблюдать права человека, да еще и подчеркнуло: детям не видать оценок по русскому языку в аттестате зрелости. Самое интересное при этом, что вроде как никто не виноват — объективные причины…







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>