Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Возврат к активной черноморской политике теперь будет труднее» | Страница 3

Автор: Записал Юрий Романенко, директор Центра политического анализа «Стратагема» (Окончание — в следующем номере)






Однако правящий Альянс уже дал трещину. Далеко не все его участники согласны с откровенно прорумынской ориентацией руководства страны, в частности, президента Михая Гимпу и премьера Влада Филата. С другой стороны, есть довольно сильная оппозиция в лице коммунистов. Именно поэтому исполняющий обязанности президента старается по возможности оттянуть дату досрочных выборов, чтобы подольше продержаться у власти, ослабить коммунистическую оппозицию, и сделать процесс ползучей интеграции Молдовы в Румынию необратимым.

Вместе с тем, не хотелось бы, чтобы в лице Румынии формировался образ главного внешнего врага Украины. Румыния — наш сосед, и, несмотря на наличие серьезных споров и противоречий, необходимо с ней выстраивать диалог. Выстраивать, разумеется, на основе национальных интересов. К сожалению, мы слишком мало знаем Румынию, ее историю и ее современность, что недопустимо по отношению к соседям. Да, в Румынии есть политики, открыто выступающие за присоединение к ней украинских земель — Буковины и Южной Бессарабии. И эти политики даже представляют Румынию в Европарламенте. Но и у нас есть политики, призывающие к эскалации отношений с соседями. Так не на них же стоит ориентироваться! Отношения с Румынией будут непростыми, и для преодоления всех существующих противоречий понадобится не то, что не один год — возможно, даже не одно десятилетие.

— Какие риски несет в себе сближение Румынии и России, которое отмечают украинские и зарубежные аналитики в отношении позиций Украины в регионе?

— Отношения Румынии и России, на мой взгляд, двойственные. С одной стороны, Румыния принадлежит к тем странам, которые сегодня относят к «младоевропейцам». Именно для «младоевропейцев» характерна активная поддержка политики США, в том числе и в вопросах расширения НАТО и усиления военного присутствия в Черноморском регионе. Это подтверждает февральское решение Высшего Совета Обороны Румынии об участии в создании новой системы противоракетной обороны США в Европе. Стоит напомнить, что недавно утвержденная Военная доктрина России относит к числу основных внешних угроз стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран-членов НАТО к границам РФ, в том числе, путем расширения блока. В качестве одной из угроз рассматривается и развертывание системы ПРО. С другой стороны, Россия заинтересована в присоединении Румынии к проекту «Южный поток».

В отличие от Украины, Россия не является для Румынии серьезной проблемой. Скорее напротив. Отсутствие общих границ, территориальных претензий и даже споров на «исторические» темы (этот вопрос как раз более актуален для украинско-румынских отношений) создает предпосылки для установления прагматичных отношений между Бухарестом и Москвой.

Однако есть фактор, способный существенно повилять на российско-румынские отношения. Это молдавский вопрос. Как Румыния, так и Россия стремятся расширить свое влияние в Молдове. Естественно, что при этом запускается пропагандистский маховик с использованием антироссийской риторики с одной стороны, и антирумынской — с другой. Это, естественно, не способствует формированию позитивного имиджа России в румынском общественном мнении, и позитивного имиджа Румынии в глазах россиян.

— Какую роль Украины Вы видите в урегулировании конфликта между ПМР и Молдовой? Стала ли наша внешняя политика на юго-западном направлении более системной?

— Украина, как известно, является посредником в урегулировании приднестровского конфликта, что закреплено соответствующим соглашением. Известно также, что в 2005 году была предпринята попытка совершить прорыв на этом направлении. Речь идет о так называемом «плане Ющенко» по приднестровскому урегулированию. Однако его реализации помешали два фактора. С одной стороны, жесткая позиция двух конфликтующих сторон — Кишинева и Тирасполя, которые не готовы к ведению полноценного диалога. Собственно говоря, каждая из сторон де-факто заинтересована в сохранении «статус-кво». Для приднестровской элиты это возможность получать подпитку из России, для молдавской — быть объектом внимания со стороны Евросоюза и США. Кто обратил бы внимание на небольшое государство Молдову, если бы не было приднестровского конфликта? Кто стал бы оказывать ему финансовую помощь, если бы оно не стало ареной противостояния между Россией и Западом?







  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>