Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Возврат к активной черноморской политике теперь будет труднее» | Страница 5

Автор: Записал Юрий Романенко, директор Центра политического анализа «Стратагема» (Окончание — в следующем номере)






— Делать сегодня среднесрочный прогноз довольно трудно, поскольку внешнеполитические ориентиры Украины еще окончательно не определены. Очевидно, что Киев от откровенно прозападной политики перейдет к политике многовекторности, что дает надежду на то, что южное, черноморское направление, не останется без внимания.Хотелось бы подчеркнуть, что возврат Украины к активной черноморской политике будет происходить в гораздо более трудных условиях, чем это было, скажем в конце 90‑х годов, когда создавался ГУАМ. Очевидно, что для того, чтобы составить достойный противовес влиянию Румынии и Турции в Черноморском регионе, Киеву придется всерьез задуматься либо о трансформации ГУАМ в нечто менее политизированное и одиозное, либо попытаться придумать новый формат отношений с государствами Причерноморья, например, выступить с инициативой о заключении регионального соглашения о безопасности.Основой для формирования новой черноморской политики, на мой взгляд, может быть закрепление за Украиной статуса постоянного нейтрального государства.

— Очевидно, что одним из наиболее эффективных инструментов защиты национальных интересов в регионе могут быть различного рода объединения со странами Причерноморья. Так же ясно, что в отдельности ни Украина, ни другие страны региона не могут решить серьезные проблемы. Почему же тогда региональные объединения вроде ОЧЭС и ГУАМ показали низкую эффективность? Имеют ли перспективу такие объединения, если в них не присутствует крупный игрок вроде США, ЕС или России?

— Относительно ГУАМ — здесь очевидно. Он не смог выйти за рамки «клуба недовольных Россией», и его активизация, как правило, зависела от того, в каких отношениях с Москвой на данный момент находятся его участники. Киевский саммит в мае 2006 года, на котором произошла формализация этого объединения, стал высшей точкой в развитии ГУАМ. Этот временный взлет был скорее обусловлен выгодной политической конъюнктурой, нежели реальным стремлением стран-участниц создать полноценную и дееспособную организацию. Именно в этот момент все страны-участницы переживали не лучший период отношений с Кремлем.Каждая из стран-участниц ГУАМ стремилась выстроить свою линию отношений с россиянами. Если Киев и Тбилиси пошли по пути скрытого или явного противостояния с Москвой, то Баку и Кишинев выстраивали свои отношения довольно прагматично, пытаясь получить максимум выгод как от отношений с Россией, так и от отношений с партнерами по ГУАМ.

Главное же то, что стержень, который, по идее, был призван скрепить единство четырех стран Черноморско-Каспийского региона — создание нового маршрута транзита каспийских энергоносителей в Европу — так и остался в стадии проекта. Нефтепровод Одесса-Броды не стал, как задумывалось, основным маршрутом поставки каспийской нефти в Европу.

С ОЧЭС ситуация несколько иная. Формальным лидером в нем является Турция, однако в нее входят и другие страны, претендующие на лидерство — Румыния и Россия. Кроме того, ОЧЭС так и не смогла представить достойного интеграционного проекта, который заинтересовал бы всех без исключения стран-участниц. Разговоры о создании международного транспортного коридора вокруг Черного моря ведутся уже не первый год, однако пока что с места этот проект так и сдвинулся, хотя он, безусловно, мог бы сыграть интегрирующую роль.Кроме того, ОЧЭС, как организация сугубо экономическая, пока что не играет той роли, которая сегодня крайне необходима Черноморскому региону — роли политического арбитра.

Вместе с тем, у ОЧЭС (в отличие от ГУАМ) есть перспективы для развития. Несмотря на существующее соперничество, у государств-членов этой организации есть точки соприкосновения. Все они заинтересованы в устойчивом развитии региона, в сохранении Черного моря как экологической системы, а приморской зоны — как среды проживания. Наверное, начинать нужно с этого, а затем уже переходить к масштабным экономическим проектам.







  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>