Час пик
Быстрый переход:




Решающие битвы | Страница 2

Автор: Виталий Славин полковник запаса






В ноябре 1944 года высшее руководство рейха приняло решение о генеральном наступлении на западном фронте. Предполагалось нанести решительное поражение англо-американским войскам, создать благоприятные условия для переговоров о заключении сепаратного мира с Британией и США, а затем перебросить все силы на восток для продолжения войны против СССР. Для Гитлера это был последний шанс избежать разгрома и безоговорочной капитуляции. Он убеждал своих генералов в том, что «история никогда еще не видела столь противоестественного союза между плутократами и коммунистами», и в этот союз легко вбить клин, одержав победу на западе.

На востоке это было уже невозможно ни при каких условиях. «Русские располагали настолько мощными резервами, — писал после войны в своих мемуарах начальник германского генштаба генерал Йодль, — что даже в случае успеха нашего наступления мы уничтожили бы 30 советских дивизий, но это ничего бы не изменило».

Генерал фон Мантейфель, командующий 5 танковой армией вермахта, вспоминает: «Речь шла об операции «Осенний туман»… Гитлер заявил, что именно сейчас настал момент поставить на карту все, «ибо Германии необходима передышка». По его мнению, даже частичный успех задержит осуществление планов союзников и даст Германии желанную передышку. Временная стабилизация Западного фронта даст возможность перебросить войска с Запада на центральный участок Восточного фронта».

В начале декабря 1944 года обстановка на Западном фронте была относительно стабильной. После успешной кампании во Франции и наступления в Бельгии, союзникам уже потребовалась передышка (!). В начале зимы 1944 года их войска (2 млн. чел., 54 дивизии) стояли на подступах к так называемому Западному валу (линия немецких фортификационных сооружений, проходившая по границе с Бельгией и Францией).

Арденнский участок фронта рассматривался союзным командованием как наиболее «тихий» (командование союзников даже не рассматривало возможность атаки немцев в Арденнах). Поэтому к середине декабря 1944 года именно здесь были рассредоточены всего четыре дивизии.

Вот как излагает «резоны» союзников генерал Омар Брэдли, командовавший тогда 12‑й американской группой армий: «Если кто-либо переходит в наступление, он делает это с целью либо уничтожить войска противника, либо захватить местность. В последнем случае он либо хочет сам использовать выгодную местность, либо не дать противнику возможности использовать ее. Ни одна из этих целей не могла быть достигнута в Арденнах. Нигде наши войска не были так растянуты, как на этом лесистом участке фронта; нигде на фронте союзников не было другого участка, лишенного в такой степени, как Арденны, ресурсов, коммуникаций и рубежей, заслуживающих внимания».

Иначе к Арденнам относилось немецкое командование. В начале декабря 1944 года этот участок фронта рассматривался им как своеобразный коридор, с помощью которого можно было нанести удар по войскам в Бельгии. Идея, решение и стратегический план наступления целиком принадлежали Гитлеру. Замысел заключался в следующем: нанести на участке между городами Моншау и Эстернах в Арденнах внезапный и сокрушительный удар в направлении р. Маас, форсировать ее и продвигаться в направлении Антверпена — важной базы снабжения союзников. Этот удар из Арденн давал немецкому командованию возможность прижать к морю англо-американскую группировку в Бельгии, что привело бы к разгрому 25 союзных дивизий и существенному изменению обстановки на фронте в пользу Германии. Кроме военных преследовались и политические цели. Гитлер скептически оценивал жизнеспособность антигитлеровской коалиции. Успешный немецкий контрудар, по его замыслу, способствовал бы росту разногласий внутри коалиции, а, возможно, и ее распаду. В конце августа 1944 года Гитлер заявил о необходимости любой ценой выиграть время и способствовать столкновению «неестественных» союзников — СССР США и Великобритании.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>