Час пик
Быстрый переход:




Последняя битва Великой Отечественной | Страница 1

Автор: Виталий Славин, полковник запаса




«Как заключительная операция Второй мировой войны в Европе, Берлинская занимает особое место. В ее ходе получили окончательное решение важнейшие военно-политические вопросы, от которых во многом зависело послевоенное устройство Германии, и ее место в политической жизни Европы», — так определял значение Берлинской операции маршал Жуков, которому вместе с маршалом Коневым пришлось руководить этим важнейшим сражением.

 

Разгром нашей армией берлинской группировки врага и взятие столицы рейха явились завершающим актом в борьбе против фашистской Германии. В ходе Берлинской операции советские войска разгромили 70 пехотных, 12 танковых, 11 моторизованных дивизий и большую часть авиации вермахта. Было взято в плен около полумиллиона солдат и офицеров, захвачено до 11 тыс. орудий и минометов, более 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий, а также 4,5 тыс. самолетов.


 

Обстановка накануне битвы

 

Стратегическое положение Советского Союза к весне 1945 года упрочилось. Выполняя интернациональную миссию, войска Красной Армии в ходе зимне-весеннего наступления освободили Польшу, Венгрию, значительную часть Чехословакии, завершали уничтожение противника в Восточной Пруссии, овладели Силезией и Восточной Померанией, а также столицей Австрии — Веной.

Войска Ленинградского фронта во взаимодействии с Балтийским Флотом продолжали блокировать Курляндскую группировку врага. Войска 3‑го Белорусского фронта при содействии части сил 2‑го Белорусского фронта уничтожали остатки немецко-фашистских войск на Земландском полуострове, в районе юго-восточнее Данцига и севернее Гдыни. Основные силы 2‑го Белорусского фронта, после перегруппировки на новое направление, вышли в низовья реки Одер, сменив там войска 1‑го Белорусского фронта. На центральном участке советско-германского фронта войска маршала Г. К. Жукова вели боевые действия на левом берегу реки Одер по расширению ранее захваченных там плацдармов, особенно Кюстринского — наиболее крупного из них. Основная группировка фронта находилась всего в 60‑70 км от Берлина.

К середине апреля войска западных союзников форсировали Рейн и завершили ликвидацию Рурской группировки противника. Нанося главный удар на Дрезден, они стремились рассечь на две части Западный фронт врага и на рубеже реки Эльбы соединиться с Красной Армией.

Положение нацистской Германии свидетельствовало о приближавшемся неотвратимом крахе. Даже призвав в армию 16—17- летних юнцов, гитлеровцы не смогли восполнить потери, понесенные зимой 1944/45 года. Однако, благодаря тому, что протяженность Восточного фронта существенно сократилась, фашистскому командованию удалось сосредоточить крупные силы на наиболее важных направлениях. Кроме того, в начале апреля оно перебросило часть сил и средств с Западного фронта на Восточный. Сущность стратегического плана вермахта состояла в том, чтобы любой ценой удержать оборону на востоке, сдержать наступление Красной Армии и попытаться заключить сепаратный мир с США и Англией. Нацистское руководство выдвинуло лозунг: «Лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских». Поэтому на завершающем этапе войны на советско-германском фронте действовало 214 дивизий (в том числе 34 танковые и 15 моторизованных) и 14 бригад противника, в то время как на Западном фронте против англо-американских войск оставались лишь 60 дивизий (в том числе 5 танковых).

Гитлеровское командование стянуло на Берлинское направление все, что было возможно: 48 пехотных, 4 танковые, 10 моторизованных дивизий, 37 отдельных пехотных полков, 98 отдельных пехотных батальонов и другие формирования. Всего в этих соединениях насчитывалось более миллиона человек, 1500 танков и штурмовых орудий, 3300 самолетов. Разгромить такую группировку было совсем непросто. Кроме того, на пути советских солдат было такое, казалось, непреодолимое препятствие, как Зееловские высоты. Основные оперативные резервы противника располагались северо-восточнее Берлина и в районе Котбуса. Их удаление от линии фронта не превышало 30 км. В тылу групп армий «Висла» и «Центр» спешно формировались стратегические резервы в составе 8 дивизий.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>